Ирландия, 1400 год. В то время, пока сознательные жители Лимерика исступленно боролись за независимость, в замке Майн, расположенном недалеко от устья реки Шаннон, уединенно жил разорившийся рыцарь со своей молодой женой.

В то время, пока все сознательные молодые жены в строгости воспитывали потомство и молились за мужей, молодая женщина в одиночестве разгуливала по лесу и чертила на песке причудливые сигилы. Не то чтобы рыцаря это очень беспокоило. Он довольствовался малым: охотой и собирательством кореньев. А когда наваливала тоска, затягивал, бывало, куртуазную песнь да играл на лютне. Вспоминал молодые годы и бравые крестовые походы. Когда в молодой семье заканчивались деньги, жена просила принести ей немного свинца и через час давала мужу пригоршню золотых монет. Рыцарь никак не мог понять, как это получается, и вскоре оставил бесполезные раздумья. Жена была весела, пригожа и с ним ласкова: о чем еще мечтать добросердечному рыцарю-банкроту?

Соседи, правда, беспокоились. Группа молодых жен, щеголявших голубыми и белоснежными сюрко, осуждали манеры молодой женщины. Менее всего они понимали ее пристрастие к черному — цвету печали и песочному — цвету забвения. К тому же она вовсе не носила котт и барбет, что не могло не настораживать само по себе. От ее облика веяло не богобоязненным порядком, а романтическим своеволием. Мужчинам, впрочем, нравилось. Оттого соседки ненавидели жену рыцаря еще сильнее.

В глубине души женщины завидовали летящим юбкам диковинного кроя и невиданным топам соперницы, ее удивительным брюкам со стрелками и асимметричным платьям. Их льняные плащи выглядели довольно жалко рядом с ее нарядами из тонкой шерсти, хлопка и бархата, расшитыми лентами в тон и полос ками драгоценного меха. И тогда группа жензамыслила неладное. Вооружившись новомодным «Статутом о сожжении еретиков», дамы отправились мстить. Они настигли молодую женщину в лесу. Она сидела среди волков и задумчиво чертила очередной сигил. Наиболее коренастые и дородные дамы окружили женщину и навалились на нее, а когда они встали, оказалось, что жена рыцаря исчезла. В тот же миг девушка проснулась в большом городе, выпила кофе и отправилась искать лес, лесополосу или хотя бы лесопарк.

Она шла и шла, а юноши и прочие девушки в глупых брюках карго, майках и кепках завороженно смотрели вслед ей, ее дивному топу, в котором переплелось множество фактур черной шерсти, и летящим юбкам все того же диковинного кроя. В общем, они смотрели вслед вечности.

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить