Андрей Аболенкин известен в российской моде во многих ипостасях, как организатор проектов, консультант, стилист, критик. Уже два сезона он активно сотрудничает с «Неделей моды в Москве».

Красота-Онлайн: Каковы Ваши функции на «Неделе моды в Москве», что входит в круг Ваших задач и обязанностей?

Андрей Аболенкин: Я консультирую «Неделю моды в Москве» по вопросам стратегической политики: от формата мероприятия в целом до конкретных действий, которые предпринимаются в рамках Недели.

Кр-Он.: Какие планы организаторы Недели ставили себе на этот сезон, каковы были приоритеты и что удалось реализовать?

А.А.:Мы не ставим себе посезонных планов. Это было бы недальновидно. Такая политика на конкурирующих мероприятиях не приносит большого успеха. Планы несколько шире. Индустрия российской дизайнерской одежды находится на переломном этапе. Десять лет подряд мы видели, что происходило зарождение школы. Десять лет «Ассоциация Высокой моды и прет-а-порте» работала над «Неделей Высокой моды», были возрождены традиции высокого искусства, появилась узнаваемость имен, выросла целая когорта дизайнеров, которая пользуется уважением профессионалов. Произошло и еще одно существенное изменение – покупка российской дизайнерской одежды перестала быть странным капризом потребителя. Задача сегодняшнего дня связана как с упрочением репутации отдельных дизайнеров, так и с выявлением лица российской дизайнерской школы вообще. Именно этими задачами мы и занимается.

Кр-Он.: На каком уровне?

А.А.: Сейчас внутри страны общей почерк школы пока еще не сформировался. Для того, чтобы выработался общий стиль, общее направление и предназначена неделя моды. Это одна из ее функций. На «Неделе Моды в Москве» сегодня представлены наиболее авторитетные дизайнеры России, на примере их работы можно выявить общую тенденцию. Все больше публики узнает не только о том, что российский дизайн существует вообще, но и имеет четкое представление о том, как дизайнеры работают, получает его вписанным в мировой контекст.

Должен с удовольствием сказать, что с этого сезона к этой работе с этого сезона присоединились наконец-то и государственные программы. Мы работаем с Министерством Экономического Развития и Торговли РФ, Торгово-Промышленной Палатой РФ. Без государственной поддержки сдвинуть ситуацию с места невозможно. Престиж отечественной моды определяется не объемом конфекциона, который продается внутри страны. Он определяется прежде всего художниками, тем весом, который они имеют в индустрии, до какой степени они известны, именно вокруг этого потом будет выстраиваться индустрия.

Посмотрите, например, какой промоушн делается на государственном уровне для бразильских художников. Посмотрите, как все свои небогатые козыри предлагают испанцы на Барселонской неделе моды.

Прежде всего, работа будет связана с тем, чтобы представить российскую школу зарубежом и укрепить ее престиж там. Речь идет о некотором количестве выездных мероприятий. Например, в июне на Российской национальной выставке в Риме Ассоциация будет формировать показы и экспозицию, которая будет связанная с дизайном одежды. Этот проект не единственный. Важно, чтобы на самом высоком уровне была заинтересованность представить не отдельные вещи, а целый институт российской моды.

Из всех известных мне визуальных искусств язык моды наиболее универсален. Он не требует перевода. На английском примере мы видим, как школа находится в состоянии стагнации, мягко говоря, однако мифология, которая была создана вокруг школы английского дизайна позволяет по-прежнему удерживать лидирующие позиции и в конечном итоге позитивно сказывается и на имидже страны. В России художники очень сильные. Как только они обретут признание внутри страны, мы получим и хозяйственные последствия этого признания. Интерес со стороны производителей, инвесторов и т.д.

Кр-Он.: Художники сильные, но с очень разным стилем…

А.А.: Да, общего российского привкуса в моде мы, к сожалению, предложить не можем. Я надеюсь, что это временное явление. По мере того, как будет развиваться Неделя моды, черты этой школы будут кристаллизоваться. Уже сейчас мы вполне четко можем отличить петербургского модельера от московского. В какой-то мере стилистика формируется. Пока укрепление позиций российской моды идет в верхнем сегменте, который связан с большим приложением усилий и ориентированностью на частную клиентскую базу.

Кр-Он.: А кто в России влияет на клиентское поведение?

А.А.: Ситуация очень странная. По большей части, это те люди, которых недавно было принято снобливо называть лишь «людьми с деньгами». Но именно их потребительское поведение влияет на то, что и как продается. Они определяют не столько структуру продаж, сколько направление его развития. Поскольку я вижу, что дизайнеры взвешенно идут в этом направлении, я думаю, все будет развиваться достаточно успешно.

Кр-Он.: Насколько реальна смена поколений в российской моде?

А.А.: Мы пока живем внутри одного поколения. Те дизайнеры, которые пользуются сегодня большим авторитетом, показывали свои коллекции в 1999-2001 году. Два примера – Алена Ахмадуллина и Денис Симачев. Это шло в процессе накопления объема российской дизайнерской школы. Нельзя в целом сказать, что произошел какой-то качественный переход. Он скорее количественный. Говорить о смене поколений рано.

Кр-Он.: Как организаторы Недели строят работу с молодыми дизайнерами? Поиск новых имен?

А.А.: Мы не ставим перед собой задачи быть испытательной площадкой. Для этого есть другие мероприятия, которые на этом специализируются. Задачи этой площадки чуть более масштабны. Так или иначе, каждый сезон мы представляем премьерные коллекции тех, кого в следующем сезоне мы надеемся увидеть уже состоявшимися художниками.

Есть случаи, когда вещь явно предназначена только для того, чтобы жить только на подиуме. Такой случай нас интересует меньше всего. Неделя нацелена на практические результаты в индустрии. Я рад тому, что естественная градация дизайнеров между Неделями моды следует этой тенденции. Те дизайнеры, которые больше ориентированы на визуальную часть своего творчества и готовы только ей удовлетвориться, на Неделе чувствуют себя неуютно или просто к нам не обращаются. Так или иначе происходит естественное разделение между дизайнерами и Неделями.

Кр-Он.: Число показов вы, организаторы Недели, собираетесь оставлять неизменным, увеличивать или сокращать?

А.А.: Мы ограничены возможностями площадки. До сих пор профессиональный интерес не настолько велик, чтобы люди ходили на дневные показы. Часть художников, которые заслуживали показа в лучшее время, не смогли у нас показаться, потому что график был заполнен еще в конце декабря–начале января. Я не думаю, что стоит расширять Неделю до бесконечности. Это все-таки не спартакиада. Слишком много дизайнеров – особенно, когда индивидуальный почерк еще не у всех сформировался – дают замыленность профессиональному взгляду. Они сливается в бесконечную череду забываемых дефиле. Вполне возможно, что мы будем делать показы на открытой площадке в зоне шоу-румов, больше работать с дополнительными площадками, делать групповые шоу.

Интервью: Арсений Загуляев

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить