"Мы так близки, что слов не нужно..." — поется в известной песне. Однако в ситуации, о которой рассказывается в приведенном ниже письме, все как раз наоборот.

      “Мы живем с мужем уже четвертый год. Живем дружно, любим друг друга. Но есть у него одна интимная особенность, о которой я и хочу рассказать. Когда мы ложимся в постель, он перед близостью начинает нашептывать мне вместо нежностей такие слова, от которых у меня бы раньше уши завяли. Причем делает это не грубо, а наоборот, нежно, на ушко. В обычной обстановке он никогда не позволяет себе ничего подобного - по профессии он учитель, человек деликатный, культурный. А вот в постели... Первое время я была шокирована, пыталась урезонить мужа, но он убеждал меня, что эти "словечки" очень его возбуждают, и продолжал (и сейчас продолжает) в том же духе - "для разогрева". И так на протяжении всего полового акта...

      Сначала меня это раздражало, я не могла расслабиться, нервничала, но потом стала замечать, что тоже завожусь и уже жду очередного "стыдного" слова. А с недавних пор я сама стала отвечать ему (!) - слова, которые я раньше ни за что бы не произнесла при мужчине, сами срываются с губ. Он приучил меня к этому! Мы достигли своеобразной гармонии - оба возбуждаемся от слов, которые принято считать неприличными, но в глубине души меня мучают сомнения: нормально ли это? Или с такой привычкой надо бороться?”

      Наташа, Липецк

      За комментарием мы обратились к нашим постоянным консультантам.

      Генеральный секретарь сексологической ассоциации "Культура и здоровье", кандидат медицинских наук Сергей Агарков:

      - Один из моих пациентов, интеллигентный человек, который терпел фиаско в постели со многими женщинами своего круга, с проститутками чувствовал себя превосходно. При этом он крыл партнершу последними словами - это было обязательным условием эрекции. С половым актом у нас связаны мощные, яркие переживания. Взрыв эмоций заставляет человека переходить на примитивный язык, заложенный в подсознании, и на ум не приходит ничего, кроме всем нам знакомых словечек и выражений. Это происходит со многими людьми, и современная сексология относится к этому совершенно нормально! Похвальна предельная искренность между партнерами, которую можно сравнить с добавлением специй в блюда.

      Ласкательная терминология, на мой взгляд, больше применима во время любовной игры, предварительных ласк; что касается непосредственно полового акта, то большинству женщин нравится, когда мужчина проводит его жестко, даже грубо. Слова, употребляемые при этом, должны быть соответствующими. Они и приходят на ум в минуты взрыва эмоций. Если перед половым актом женщина, обращаясь к фаллосу партнера, называет его "мой маленький дружок", то в момент оргазма это уже вовсе не "маленький дружок", а скорее, "большой брандспойт", если не сказать покрепче... Главное - прийти к общему знаменателю, чтобы подобное общение было естественным для обоих. Если грубость одного задевает или коробит другого — лучше нажать на тормоза.

      Есть и другая сторона вопроса. Мужчина обычно ревниво относится к своему достоинству.

     Женщина может невзначай обидеть его, давая половому члену прозвища с намеком на определенные качества. Для этого не обязательно употреблять ругательства: даже такие безобидные слова, как "коротышка", "ленивец" или того хуже - "сморчок", "обрубок", могут надолго вывести мужчину из строя. Его психика устроена так, что сексуальные и анатомические особенности неразрывно связываются в сознании с собственной личностью, статусом, перспективой. И умаление этих достоинств — самая страшная психологическая рана.

      Поэтому как сексолог я не считаю употребление ненормативной лексики в постели абсолютно безопасным. Скорее, мою точку зрения можно выразить так: чем бы ни тешились, лишь бы не плакали. Я вполне одобряю пару, которая вместе с крепкими выражениями выпускает пар подступивших под горло эмоций, но абсолютно против ситуации, когда люди в силу природной нечуткости, тупости (а может быть, и намеренно) ранят друг друга неосторожным словом. Это страшно, и об этом мы не должны забывать.

      Сексопатолог-психотерапевт, кандидат медицинских наук Николай Олейников:

      - Я не сторонник употребления в моменты близости ненормативной лексики. Ведь для интимного общения в народе существует масса смягчающих слов и словечек, обозначающих определенные действия или названия половых органов. Например, пенис называют "папа", "пацан", "перец", "дружок", "Кузька", "Ванька" (с подтекстом "Встань-ка"). Не уступает по количеству обозначений и женский половой орган — "мышка", "зайка", "персик", "курага". Недавно один из моих пациентов выдал ну просто перл народного творчества - "кукушка" (согласитесь, возбужденный клитор весьма похож на кукушку в часах, напоминающую о времени и о необходимости действовать).

     Надо заметить, что за последние десятилетия наш сексуальный словарь претерпел изменения не в лучшую сторону. В старину, говоря о сексуальных отношениях, мы бы употребили выражение "она отдалась" (то есть как бы "растворилась" в мужчине, доверила себя всю, будучи уверенной, что он не сделает ей плохого) или "он взял ее" (то есть сделал своей, а о своем люди обычно заботятся). В этих словах изначально заложена возможность длительных близких отношений. Позже появился термин "сошлись", который уже намекает на случайность происходящего: сходятся две дороги, которые с таким же успехом могут в любой момент разойтись.

      А в последнее время в ходу стали слова совершенно циничные, даже обидные — "перепихнуться", "трахнуться". К сожалению, они настолько плотно вошли в наш язык, что превратились в общепринятые литературные. Лет пятнадцать назад трудно было даже представить, чтобы щебечущая стайка девочек-подростков где-нибудь на автобусной остановке, не стесняясь окружающих, непринужденно, во весь голос, щеголяла такими выражениями, которые не каждый мужик осмелится повторить. Сейчас это стало нормой. А ведь это свидетельствует о явном отклонении в психосексуальном развитии, грозящем перерасти в обесценивание всех чувств.

      Как сексолог и психотерапевт я считаю, что мат - экологически вредное явление, засоряющее наше подсознание. С этим следует быть аккуратней: мы же моем регулярно руки, опасаясь кишечных инфекций. Наверное, не мешает иногда и мозги "прочистить".

      Что же касается вопроса, заданного в письме, как сексолог могу на него ответить так: употребление непристойностей при сексуальной близости не является патологией, и если это устраивает обоих супругов, помогая им раскрепоститься, - ради Бога, я только "за". Главное — не перейти грань, за которой может зародиться внутренний протест или обида. И следить, чтобы "неприличные" слова и выражения не перекочевали постепенно из постели в обыденную жизнь. Зачем шокировать окружающих?

      Подготовил Юрий Ващенко

      Ах ты... обманщик!

      По убеждению большинства филологов, основу современного мата составляют выражения, заимствованные из тюркских языков. Вместе с тем отдельные слова пришли к нам из... старославянских евангельских текстов. Например, слово "бладь" в церковнославянском языке употреблялось в значении "обманщик, прелюбодей(ка)" и было вполне применимо в проповедях. В живом разговорном языке его заменяло слово "курва". Лишь в середине XVII века слово "бладь", слегка преобразованное, стало считаться неприличным, исчезло из употребления в обществе и заняло свое место в просторечии.

      Нетелефонный разговор?

      В службах "Секс по телефону" некоторых девушек специально обучают ругаться матом. Применение бранных слов даже регулируется служебной инструкцией. Согласно ей, в момент знакомства девушке категорически запрещено употреблять матерные слова. Но если она чувствует, что клиент возбуждается с трудом, может обозвать его член бранным словом, добавив при этом: "Ну давай, ... меня!" Такие крепкие выражения в сочетании с нежным взволнованным женским голосом доводят большинство мужчин до экстаза. Если же девушка хочет затормозить разрядку клиента, продлив тем самым время разговора, она должна исключить ругательства.

      Бес вселился

      Римский император Клавдий в обычной жизни был вполне приличным человеком, но иногда на него нападали приступы сквернословия, при этом он дергался, размахивал руками и ногами, наводя ужас на подданных. Подобными приступами, по некоторым данным, страдали Моцарт, Наполеон Бонапарт, Петр Первый. В прошлые времена такое поведение объясняли просто: "бес вселился". Сейчас доказано, что все эти люди страдали синдромом Туретта, это психическое заболевание, названное по имени французского психиатра прошлого века. Синдром передается по наследству, и особенно подвержены ему мужчины.

      Благодарим за предоставленный материал "Спид-Инфо"

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить