Многие мужчины (да и женщины, склонные к костюмному стилю) носят в нагрудном кармане пиджака лакмусовую бумажку своего вкуса. Ни в чем так не проявляется мера стиля человека, как в платке. Платок в нагрудном кармане в России – не исключение, а интересное свидетельство изменения вкуса эпохи.

Образцами ношения платка в нагрудном кармане в советское время были МХАТовские актеры старой школы. Кторов, Массальский и другие мэтры. Михаил Козаков в воспоминаниях «Актерская книга» описывает, как молодые студенты Школы-студии МХАТ копировали стиль преподавателей и звезд: чайку в петлице и белый платок. На фото молодого Козакова светлый треугольник неизменно торчит рядом с лацканом. Партийные и советские работники редко носили платок. Из Политбюро, пожалуй, один Лаврентий Павлович, известный любитель дорогой одежды, отдавал ему должное. Советскому носителю платка вряд ли справедливо было приписывать «низкопоклонство перед Западом». Оно могло быть или не быть, но из обвинений ему больше бы подошло булгаковское «вы не любите пролетариат». Да, платок оказывался одним из символов принадлежности к высокой касте, легкого фрондерства и чувства превосходства над гегемонами пролетариями.

Культуру ношения платка у нас подтачивал уход из жизни людей, помнивших дореволюционную элегантность и изменение вкусов зарубежом. Распространение джинсового стиля и упрощение мужской моды привели к тому, что в концу Оттепели и в Застой он встречается реже. Аристократизм платка как альтернатива официозу мышиного цвета уступил место неофициальности внешнего облика. Джинсы и свитер Вознесенского тому пример. Правда, позже он будет одевать и два платка – шейный и нагрудный. Даже в деловых костюмах «прогрессивных» представителей советской элиты стало модно допускать нарушения строгости стиля. Ответом на предельный консерватизм Суслова или Громыко стали ансамбль коричневых ботинок и серого костюма или рубашки-батники с пуговицами на воротнике. Евгения Примакова в 2000 году кто-то из обозревателей стиля покритиковал за то, что он на торжественные мероприятия надевал батник, забыв, что это наследие прошлого вкуса. Батник для него то же, что старомодный стоячий воротничок у Чемберлена в 1930-х.

В Застой произошла метаморфоза в понятии «платок+галстук». Хотя по канонам они должны дополнять друг друга, но не совпадать, распространилось противоположное мнение. Магомаев и Кобзон до сих пор так часто и носят. В застой платок сохраняется в гардеробе того же круга людей: дипломатов, артистов, писателей, некоторых работники Внешторга. Колоритным прибавлением к ним стали теневики. Золотая эпоха кавказского бизнеса 1960-х – 80-х оставила нам примеры богатых южных мужчин с платками. Было ли в этом стремление влиться в элиту, алькапоновский вкус ко всему бросающемуся в глаза? Когда «Мерседесы» были на перечет, а полы в закрытых ресторанах выкладывали 25-рублевками с Лениным, было всего намешано понемножку.

Перестройка и начало ельцинского правления плохо сказались на мужском вкусе вообще. Не надо забывать и про общий китч в моде в 1980-е и начало 1990-х. По-настоящему дорогие вещи пришли из Европы позже, а пока платки часто оказывались пестрыми и нелепыми. Картинка обладателя платка 1990-93 – двубортный пиджак, часто в клетку или цветной и яркий платок, возвышающейся над карманом равносторонней пирамидой. Борис Березовский часто носил платки, но они часто «дословно» совпадали с галстуком и были либо пестрыми, либо скучными.

Популяризатором платка среди российской политической элиты стал Первый заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт (Strobe Talbott). Часто посещавший Россию во время президентства Клинтона Тэлботт запомнился своим в меру экстравагантным стилем одежды. Одной из его черт был как раз резко контрастирующий с галстуком, но всегда удачно подобранный платок. Подозреваю, что именно у Тэлботта заимствовал свой имидж – в том числе, цветную рубашку с белым воротником и широкополую шляпу – политолог Сергей Караганов.

Так или иначе, вместе с униформой ПИК-NK$ (Полосатый Итальянский Костюм за Несколько Тысяч Долларов) с конца 1990-х платки популярны среди политиков и особенно деловых людей. Сегодня в Москве предлагаются ансамбли «галстук и платок», подобранные заранее. Это избавляет занятого покупателя от поисков нужного сочетания, но убивает и азарт модной игры. И все же у нас платки носятся со слишком большой помпой. Заколки для галстука перестали выставлять на всеобщее обозрение, но умеренность в ношении платка – дело будущего. Историк моды Александр Васильев сегодня, пожалуй единственный, кто красиво и экстравагантно носит платки. Когда на лацкане пиджака укреплена камея, а волосы взбиты коком, нелепо было бы делать из платка строгую полосу. Поэтому Васильев абсолютно прав, каждый раз сооружая из него причудливые украшения.

О том, как правильно носить платок с точки зрения стиля и техники, читайте в продолжении.

Арсений Загуляев

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить