Многие повороты судьбы Patek Philippe связаны с Россией. В 1831 году Николай I жестко усмирял непокорную Польшу, что вызвало волну эмиграции в Европу. Так небогатый дворянин Антоний Патек Правдзик (1812-1877) превратился в Антуана Норбера де Патека. Вместе со своим компаньоном Франсуа Чапеком (1811-1869), поляком чешского происхождения, он основал в 1839 году женевскую часовую мануфактуру Pаtek, Czapek & Cie. Империя блистала богатством и могуществом, а коммерсанты не были ограничены шорами русофобии. Им не составило большого труда обзавестись и польскими, и русскими клиентами а Чапек совершил многочисленные поездки в Польшу и Богемию, а Патек регулярно посещал Россию.

Он быстро установил контакты с часовых дел мастерами и создал целую сеть посредников, уполномоченных представлять фирму в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России. Несмотря на эту сеть, Антуан-Норбер де Патек и его компания, которая с приходом в нее Жана-Адриена Филиппа (1815-1894) в 1851 году была переименована в Patek, Philippe & Cie, мечтали о частной высокопоставленной российской клиентуре, всегда готовой платить, не торгуясь, и заказывать самые уникальные часы.

Среди многочисленных имен титулованных лиц Российской империи, которые можно встретить в архивах фирмы есть ссылка на одни из самых красивых часов со сложным механизмом,– «Хронометр» князя Голицына (1844). Он был подарен княгине Голицыной, урожденной Валенской ее мужем князем Николаем Борисовичем Голицыным. Сложный механизм этого хронометра со был полностью изготовлен из платины – исключительная редкость для того времени.

Использование платины, «металла королей», не было распространено в часовом деле, если не считать нескольких корпусов «королевских часов» в конце XVIII в.; в дальнейшем платина применялась при изготовлении роторов первых часов с автоматическим заводом (называемых «вечными») около 1800 года.

То, что этот сложный металл был вновь использован в производстве часов по заказу фирмы Patek, Czapek & Cie, можно легко объяснить тем фактом, что Галицыны вместе с Демидовыми обладали почти полной монополией на платиновые рудники в России с момента их обнаружения в 1826 году. С этого момента ювелирные изделия и монеты из платины стали появляться более регулярно. Так другие карманные часы закрытого типа (с предохраняющей крышкой), были созданы по лекалам, выполненным в платине для князя Георга-Генриха Любомирского.

Уже в середине XIX века дом Patek Phillipe мог похвастаться тем, что имеет в числе своих клиентов всю российскую аристократию, начиная с императорской семьи. Романтичные часы с гербом Екатерины Долгоруковой-Юрьевской напоминают о большой любви и морганатическом браке Александра II.

В 1895 году директор компании Patek Philippe & Cie Жозеф Антуан Бенасси-Филипп, зять Жана-Адриена Филиппа, предложил Николаю II карманные часы со сложными функциями.

Девять лет спустя императорский двор поручил дому Patek Philippe изготовление всех часов, однако фирма отклонила предложение. Сослались на перегруженность заказами. Эмиссар царя после этого осознал, что Императорский дом так и не поблагодарил женевских часовых мастеров за их подарок. Вот почему 15 апреля 1904 года на склад компании был доставлен потрясающий винный сервиз, включавший ковш и двенадцать резных чарок из позолоченного серебра и эмали. Весь гарнитур был представлен в дубовой шкатулке с гербом дома Романовых – российской императорской фамилии.

1917 год многое изменил, но в и Советском Союзе швейцарские часы считались эталоном качества. По понятным причинам, увлечение ими в стране всеобщего равенства не офишировали. Однако Patek Phillipe были у высших советских руководителей еще при Брежневе, не говоря об эпохе Перестройки и последующих временах. Русский Newsweek, проводя обзор часовых пристрастий нынешней элиты, опубликовал среди прочих фото Владимира Путина и Юрия Лужкова. Вердикт экспертов: первое лицо в государстве и мэр Москвы следят за временем по часам Patek Phillipe.

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить