С 5 по 10 ноября в Государственном Музее Востока проходила выставка икэбаны школы согэцу "Ускользающий лик осени". Я побывал на ее открытии. Все было чин-чином: речи руководства музея, представителей посольства Японии и преподавателей московского отделения школы. Был даже показ традиционных и авангардных кимоно. Но помимо всего этого было в выставке много того, что изменило мое ранее глубоко равнодушное отношение к икэбане, и заставляет рассказом о ней завершить неделю "Восток глазами Запада" на "Красоте-онлайн".

Итак, до выставки я был абсолютно равнодушен к икэбане. Головокружительные смены действия в пьесах театра "Но", мгновенный взмах самурайского меча, эфемерный отблеск солнца на полароидных стеклах футуристических небоскребов, ядовитая рыба фугу, заставляющая гурманов балансировать между наслаждением и смертью… Экшн, непредсказуемость развязки, любовь к опасности - они завораживали меня в Японии. На этом фоне композиции из "веточек и опавших листьев" казались какими-то заурядными и пресными.

Однако после первого круга по четырем залам с экспонатами, я пошел на второй заход, затем на третий и так далее, пока не потерял им счет. С каждым кругом мое отношение к икэбане менялось в лучшую сторону.

Вначале сочетаемость несочетаемого в отдельных композициях, породила во мне мысль о красоте икэбаны, как чистого искусства. Я сравнил икэбану с другим японским явлением «чиндогу», бесполезными изобретениями, о которых также писал в свое время на «Красоте». А именно: оба явления прекрасны «в себе», вне прикладного значения. Это то, что японцы в отличие от европейцев хорошо чувствуют.

Сегодняшняя культура, в том числе мир моды и красоты, отравлена передозировкой утилитарности. Самые вопиющие примеры: тщательно продуманное во имя рыночной конъюнктуры безумство Гальяно и МакКуина. Технически они виртуозно используют те же восточные мотивы, но они рассчитаны лишь на внешние эффекты и несут на себе каинову печать прагматизма и бюргерства.

В отличие от них японская культура - икэбана, в частности, - отмечена печатью внутренней элегантности. Она прекрасна в своей бесполезности, и, за счет этого, возвышает обычные растения до уровня произведений искусства.

Отсюда же происходит японское умение видеть красоту в обыденных вещах: хрестоматийный пример трехстишия хайку о чертополохе, улитке и т.п. На выставке на этот счет есть изящные композиции, неожиданно использующие массивную бутылку от шампанского или шампуры от шашлыка, оплетенные цветами и веточками. Пожухлые листья и еловые ветви, над которыми нависает белое кимоно.

Да и сами люди, занимающиеся «икэбаной школы согэцу» в очумевшей от погони за наживой Москве 2002, симпатичны мне из-за бескорыстного культа Красоты. Так же, как, скажем, Гумилев и его компания, изучавшие нюансы античного стихосложения в очумевшем от разрухи и красного террора Петрограде 1919 г. Татьяна Метакса и Виолетта Литвинова

В композициях икэбаны так же мало утилитарности, но много искусства ради искусства и своеобразного дзэна абсурдности, как в одеждах и аксессуарах модельера Виолетты Литвиновой. Кстати, Виолетта была на выставке и осматривала ее с большим интересом.

Во-вторых, мне понравилось то, что на открытии выставки удалось создать настоящий синтез различных искусств. Абсолютно естественно и органично с застывшими композициями сочетались «живые картины» показа кимоно, классика и авангард.

Кстати, сама школа согэцу считается в ряду школ икэбаны авангардной. Основанная 75 лет назад мастером Софу Тасигахарой, она привнесла в традиционное искусство икэбаны элементы европейского модернизма, использование металла, керамики и других искусственных материалах. Некоторые работы самого мэтра я бы сравнил даже с композициями его современников Марселя Дюшана и сюрреалистов.

Российская школа согэцу в свою очередь имеет свой стиль, в чем-то отличный от японского. Как сказала «Красоте-онлайн» преподаватель школы Наталья Викторовна Фатеева: «невозможно жить в России и не нести в себе русские влияния. Мы не стремимся подчеркивать японское. У нас свои растения,свои цветы и манера создавать композиции. Это накладывает определенный отпечаток».

В показе кимоно также сочетались классика и новаторство. Помимо традицоных кимоно были представлены и модели современных дизайнеров. Полупрозрачные черные и золотистые одеяния вкупе с сюрреалистическими шляпами. Особенно эффектно выглядело кимоно на Татьяне Метаксе с хризантемами, просвечивающими через золотистые рукава.

И наконец, пройдясь неоднократно среди застывших композиций, начинаешь ощущать их внутренний динамизм. В ней есть тот же, если хотите, экшн, о котором я говорил в начале, но более утонченный. Движение, сокрытое в покое. Смысл в бесполезности. Культ чистой Красоты. Это то, чему западные люди должны учиться - и учатся, что видно на выставке, - у Востока.

Сайт Московского филиала школы Согэцу.

Арсений Загуляев

Чтобы получить изображение большего размера, кликните мышью на фотографии.

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить