Известный модельер Майкл Корс как-то сказал об этой девушке: "Я знаю много моделей, которые утонченные и элегантные, но они лишены обаяния личности. Или моделей, полных обаяния, но не обладающих собственным шиком. У Алек есть все. Это так просто – стать безликой в среде моделей. С Алек этого никогда не произойдет".

     Это действительно так. Алек Век – не просто красивая девушка, которой удалось пробиться на обложки журналов, она словно олицетворяет собой социальный и культурный прорыв конца ХХ века. В конце концов, не выросшая в Лондоне Наоми Кэмпбелл и не утонченная африканская принцесса Иман, а именно эбеновая неукротимая Алек Век воплощает в себе для многих обаяние и красоту Черного континента.

     На адрес ее нью-йоркской квартиры приходят тысячи писем от черных девушек со всего мира: они благодарят ее за то, что Алек показала, как можно достичь успеха в мире белой моды и не потерять себя и свои корни.

     "Алек" на языке суданского племени динка означает "черная корова с белыми пятнами". Такая корова считается символом большой удачи. Хотя сама Алек Век в удачу не очень верит.   

     Алек Век, которая родилась 23 года назад в Судане и была седьмым ребенком в семье с девятью детьми, даже представить себе не могла, что модельный бизнес станет ее жизнью. Она рассказывает, что детство ее было очень счастливым. Семья была довольно обеспечена: мать работала в социальной сфере, а отец был чиновником в Министерстве образования.

     Все закончилось, когда Алек было 12 лет. Тогда ее отец умер от неверного лечения сломанного бедра. А в Судане разгорелась гражданская война между мусульманским севером и христианским югом. Алек вспоминает эти годы: "Иногда даже на рынке нельзя было достать никакой еды. Моя мать просто не знала, чем нас всех накормить".

     Через два года, когда ей исполнилось 14 лет, Алек вместе с младшей сестрой удалось проникнуть на самолет и улететь в Лондон, где уже давно жила ее старшая сестра. И только через три года ее матери удалось получить разрешение на выезд, и семья смогла воссоединиться.

     Сейчас Алек пишет книгу о жизни своей семьи и событиях в Судане. Вместе с Изабель Альенде, Пласидо Доминго и другими знаменитостями она состоит в Международном Комитете Защиты Прав Беженцев.

     "Да, я африканка, и не стыжусь этого", – говорит Алек. – "И если люди видят во мне что-то дикое и даже звериное, то я не пытаюсь подделаться под их представления о красоте. Я не хочу быть похожей на кого-то и поступать как кто-то. Я делаю то, что мне близко".   

     После скромного дебюта на лондонских кастингах, Алек убедила свою мать, что ей необходимо попытать счастья в Нью-Йорке. В агентстве Ford Models к девушке отнеслись с некоторым недоверием: "Она слишком черная – как же она сможет рекламировать косметику?". Теперь, работая в агентстве IMG Models, Алек доказала, как люди могут ошибаться, постоянно участвуя в рекламных кампаниях Revlon и Francois Nars. Она удостоилась титула "Лучшей новой модели 1996" года на парижской церемонии Venus de la Mode Fasion Award и звания лучшей модели MTV 1997 года.

     Лоуренс Стил, самый успешный европейский модельер африканского происхождения считает, что все дело в личности самой Алек: "У нее исключительная красота", – говорит он, – "и здесь дело не столько в ее внешности, сколько во внутренней силе".

     Модельерам и фотографам нравится работать с Алек. "Она неутомима в работе и совершенно лишена заносчивости", - говорит о ней фотограф Стивен Мeйзель. Действительно, на миланской неделе Высокой моды, когда многие модели просто валились с ног от напряженного графика, только Алек мужественно выдержала все до последнего показа и еще развлекала своих коллег в перерыве между выходами.

     Все, кто знаком с Алек говорят об ее исключительной открытости и легком характере. Она не попадает в скандальные истории, не устраивает публичных ссор и старается не выставлять напоказ свою личную жизнь. Известно только, что уже пару лет у нее есть постоянный друг. Но она упорно отказывается назвать журналистам его даже имя.   

     Но, несмотря на свой успех, Алек до сих пор продолжает ощущать неадекватную реакцию на свою внешность и даже неприязнь окружающих. И вряд ли она попадет в ближайшие годы в список "самых красивых людей планеты". Потому что большинство людей предпочитают то, что им лучше всего знакомо, а все чужеродное считают уродливым. Например, та же Синди Кроуфорд стала символом американской красоты, потому что она олицетворяет собой образ "девушки с соседней улицы". Даже Наоми Кэпбелл напоминает обычных афро-американок или афро-англичанок, которые заполняют улицы Бронкса и Ист-Энда. В красоте же Алек Век нет ничего близкого к европейским стандартам, так считает Сэм Файн, известный визажист, работающий со звездами: "Алек, – это настоящая Африка, не замутненная западным влиянием. И многих это раздражает". А, кроме того, ей никогда не надо маскировать мешки под глазами.

Епифанова Елизавета

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить