“Мой критерий оценки - творческая сила коллекций дизайнера…»

Статьи

Алексей Маслаков в шоу-руме RFWСвоими впечатлениями от прошедшей российской недели моды Russian Fashion Week делится Алексей Маслаков, организатор проектов моды, Генеральный продюсер Балтийской Недели Моды в Риге.

Красота-Онлайн: Каковы Ваши общие впечатления от прошедшей недели моды Russian fashion Week? Как сказалось на Неделе резкое увеличение количества участвующих в ней дизайнеров?

Алексей Маслаков: Впечатления от RFW положительные. Количество же дизайнеров для меня не является абсолютным критерием. Важно качество коллекций, а хорошие коллекции были.

Кр-Он: Организационные моменты недели?

А.М.: Что касается формата… Понравилась структура и функциональность пространства, свет, звук. Грамотно построена работа персонала: слаженно и четко.

Но вот что по- настоящему портило впечатление, так это «отбивка» спонсоров с бутылочками и мобильниками, зачастую настолько неловкая, что это вызывало зрительское сочувствие дизайнеру. Например, у Маки Ассатиани девушки, настоящие грузинские княжны тонкой благородной кости, выходят с шампанским, что сразу же придает им блудоватый оттенок, от чего даже меняется тема коллекции! А главное, что это выглядит очень принужденно: вот им сунули за кулисами эти бутылки, и они просто вынужденно носят их по подиуму. Им приходится улыбаться, обыгрывать эту ситуацию. Не думаю, что этот колорит добавлял коллекции художественности или выразительности. Но что же может стоить таких жертв? Бесплатное участие – сомневаюсь, что известный дизайнер даже за десять бесплатных участий пошел бы на это. Они приехали из-за рубежа, привезли моделей и пригласили на показ своих друзей, клиентов не для отбивки спонсоров Недели. Возможно, за всем этим кроются какие-то неизвестные нам стимулы. На мой взгляд, в этом показе и ведер с шампанским прямо на подиуме было более чем достаточно.

Мака АссатианиВсе же, не дизайнеры для спонсоров, а наоборот. Не будь этих дизайнеров и их коллекций – нет и никакой целевой аудитории, нет самого события! Можно возразить: а без спонсоров тоже ничего не было бы. Верно, но ведь можно же использовать какие-то другие презентационные формы, или делать этот «плейсмент» ненавязчивым, а лучше даже наоборот, создавая привлекательные эффекты, добиваясь стилевого, тематического, смыслового созвучия. Вот тогда-то спонсор и получит тот вожделенный результат, а не формальную неловкую «отбивку». Кстати, с мобильными трубками это организаторам удавалось легче.

Кр-Он: Но ведь шампанское и телефоны носили не на всех показах дизайнеров. Возникает еще одна дилемма: готов ли на это пойти сам дизайнер. Разве в различных модных акциях дизайнерам не приходится делать то же самое. И у нас, и на Западе. Может быть то, о чем Вы говорили, это этапные недостатки развития, через которые проходит Неделя моды, обретая свой формат и положение?

А.М.: Но, тем не менее, это неумозрительно портит впечатление от показа и у дизайнера, и у зрителя. Тогда это – вопрос формата Недели моды как особого модного мероприятия. Есть имиджевые, рекламно-презентационные акции, клубные показы, а есть Неделя моды.

Кр-Он: Какие тенденции в моде Вы видите, судя по показанным коллекциям?

А.М.: Моя самая большая печаль за отечественных дизайнеров – их постоянное цитирование «тамошнего» материала, уже виденного нами на показах, в журналах, каталогах. Я не скажу что это плохо. Это лучше чем самоцитирование некоторых дизайнеров, состоящее из одних и тех же приемов или идей. Чем больше будет хорошей коммерческой одежды, чем больше будет следования нюансам современного спроса, тем лучше. Тем выше конкурентоспособность и стабильнее положение дизайнера. Я за увеличение веса на рынке российских дизайнеров. Но в гораздо большей степени я жду творческой самостоятельности наших дизайнеров, хочу наблюдать «наши» тренды, а не следование за интерпретациями интерпретаций.

При этом в моде все на нюансах, на полутонах вкуса. Поэтому, с другой стороны, важна мера, чутье, без которых оригинальность сводит все старания на ноль, а то и обращает в минус. Можно навешать эмблем, расписать самым замысловатым «принтом», вышивкой и бисером, да хоть черепушками грызунов и насекомых, и даже можно все это сделать с заметной иронией, но при всей внешней «креативности», оказаться банальным и пустым.

Александр Арнгольд осень-зима 2003/04Вот, например, в прошлой коллекции Александра Арнгольда осень-зима 2003/04, казалось бы, не было ничего, что я не видел бы до нее. Однако она была настолько изящна и лаконична, что ее можно было показывать как образец вкуса. Даже следование за тенденциями – это внутреннее творчество дизайнера. Он может делать это тонко, а может слепо следовать за шаблонами, или просто за вкусами своего круга покупателей.

Но в том-то и дело, что вкусы и предпочтения публики, т.е. спрос – категория формируемая! И эта опасливость за свой хрупкий, сотканный в тяжелых трудах творческий уголок (как бы презентабельно и пышно он не выглядел), даже потакание вкусам клиентуры – нам понятны. Только та же публика настолько же легко увлечется чем-то новым, как и отвернется от изжитых требований и претензий, хотя и проверенных уже спросом, продажами.

Что уж говорить о творческом параде, именуемом Неделей моды? Ведь здесь собирается самая искушенная публика, совершенно готовая быть сраженной талантом и вкусом. Сюда идет не тот покупатель, который идет в магазин, а тот, кто хочет видеть возможности и потенциал дизайнера. Мне нравится, что на показах Зубца ожидаешь чего-то отличного от магазинного ассортимента. Но давайте оставим производственные задачи «ПанИнтера» на их усмотрение, главное, что на подиуме ему дают возможность показывать непременно что-то хорошее. У Vassa так же, при всей коммерческой жесткости коллекций, на подиуме всегда показывается самое интересное, и не всегда все то, что затем тиражируется для магазинов.

Владимир ЗубецКр-Он: Раньше меньше была заметна иерархичность дизайнеров, чем сейчас, когда происходит их концентрация на одной Неделе…

А.М.: Я ее и всегда раньше наблюдал. Создание искусственной интриги, когда показ превращается в ярмарку тщеславия, явление не новое и даже рядовое. Мне чужды такие лобовые формы саморекламы, когда накачка кумира заслоняет саму коллекцию, и даже сам показ, потому что часовые давки у входа на показ, не только некрасивы, но и угнетают всякое восприятие. Да ведь одежда-то и впрямь становится не важна – создается лейбл. Такие дизайнеры начинают собирать вокруг себя не почитателей и ценителей таланта, а поклонников этикетки.

Да, в России есть звезды, и их весовые категории наглядно демонстрируются. Мы можем рассуждать и спорить, с участием каких людей и структур они расставлены, но они есть.

Кр-Он: Какой образ дизайнера Вам ближе: незаметного художника на фоне его моделей или celebrity, человека с особой харизмой даже не зависящей от того, что он делает?

А.М.: Очень не люблю самолюбование на собственный «художественный» образ, на этакое лелеемое «одиночество истинного художника». Мне симпатичнее свободные и непринужденные люди, с непосредственным поведением. Но это такая редкость – искренняя легкость и непринужденность, а не напускная, не демонстративная. Хотя при равной внутренней честности – разницы между тихонями и бутузами для меня нет. Я не заглядываюсь на авторитеты, и равнодушно отношусь к эпатажу, если это вне внутренней харизмы дизайнера, не степень его свободы. Критерий – творческая сила, которая проявляется в коллекциях.

Маша ЦигальПродюсеры же делают все правильно, создавая эффекты вокруг дизайнера. И все же посоветовал бы им не ударяться в пафос, не делать из звезды клоуна с серьезным лицом. Настоящие звезды могут себе позволить самоиронию, игру. Так и хочется порой обнять дизайнера: «Да расслабься ты, все нормально, хватит примерять гримасы перед зеркалом и все у тебя получится ».

Но и тут нас снова заносит к самим основам, как бы мы ни старались обходить эту тему. Что же такое Мода? Это блеск халдейских лаковых туфель, или опрокидывание авторитетов, вместе со всей их бесконечной восторженной свитой безликих подражателей? Мода – это более или менее удачное следование трендам, или то, что само формирует и задает правила... Мода – это популярное, или оригинальное? Авторское искусство, или исполнительское?

Кр-Он: Но в любом случае даже звезды модных кругов не являются звездами для всей страны. Предположим, Armani знают даже те, у кого фальшивая китайская майка с его лого. Зайцева и Юдашкина знают все. У остальных же дизайнеров известность достаточно локальна и звездный статус в масштабе 1/6 части суши еще только впереди…

А.М.: Да, может быть, именно в этом и кроется непреодолимое желание выезжать на подиум в авто, рассаживать вдоль подиума одних и тех же незатейливых светских персонажей, со своими затейливыми домашними зверинцами ну и все такое – что поможет, как им кажется, продемонстрировать всю роскошь и весь блеск своего положения, свою причастность «высшему обществу» и законам мироздания.

Ольга СолдатоваКр-Он: Советская тема в коллекциях отжила себя?

А.М.: Абсолютно. Эта тема уже дважды проходила по мировому небосклону творческой мысли и последний свой зенит она пережила года два назад. Я думал, Симачев ее уже и закрыл, как раз тогда. Я не против Солдатовой, как творческого явления – она должна иметь свою нишу в ряду других дизайнеров со своими штучками. Кому-то винтаж – свет в окошке, кому-то скелеты насекомых – у каждого свои творческие водоемы. Но почему это выдается нам как одно из лучших отечественных творений и не сходит со страниц глянцевых журналов, мне это лично не понятно. Зато понятно, что российская светская тусовка пока еще неразборчива и потому что выбирать-то особо не из чего, да и не набрала еще пока денежной критической массы, для более тонкого и пристального созерцания творческих форм, не накаталась пока еще на яхтах, не наотдыхалась на Лазурном бережку.

А все это родное «кепка-папироска» или шутки над комсомольско-шахтерской романтикой пока все еще заменяют собой отсутствие чего-то своего. Между тем существует колоссальный пласт собственно русской традиции. Замечу, на русскую тему вообще существует огромный потенциальный спрос с условием, что это будет не балалаечный китч.

Александр ГапчукКр-Он: А стеб над модными брендами актуален?

А.М.: Да какая разница над чем – главное, как? Ирония, а если повезет, то и самоирония известных брендов, лейблов и даже отдельных известных персон – явление не только актуальное, но и модное. Если о примерах, то по-прежнему радует Макс Черницов, как не могут не радовать люди со свежими идеями. Его коллекция обладает многими достоинствами, но заметно, что Максим пока еще эклектичен, он ищет себя. А то, что он живой и ироничный – это хорошо.

Кр-Он: Из мужской одежды что запомнилось?

А.М.: Хочу сказать «Спасибо» с большой буквы “С” Гапчуку. Он как всегда сохранил тонкий баланс между творческим расчетом и коммерческим, и при всей яркости и эпатажности коллекции, как и самой темы, сделал, что называется «продаваемую одежду». Он богат творчески, но, как мастер производства одежды, по-прежнему строг и внимателен. Его коллекции обладают полнотой творческих форм и разработок, а так же целостностью и законченностью. Его геральдические изыскания, на мой взгляд, не столько закрыли тему средневековья, сколько еще раз открыли ее заново. И при всем многообразии представленного, вдруг, открылись целые горизонты, еще никем не тронутые! Слишком насыщенно, для мужской одежды, но это скорее проблема мужчин, боящихся быть модными и свободными.

Интервью: Арсений Загуляев

Фото:

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить