Вдали от России ушли из жизни две звезды – Суламифь Мессерер и Людмила Лопато, талантливые артистки, оказавших в свое время большое влияние на отечественную и мировую культуру.

Суламифь Мессерер

В Большом театре в Москве, где она проработала около полувека, ее звали Митой. Она была младшей сестрой знаменитого танцовщика и педагога Асафа Мессерера и родной теткой прославленной Ассолуты Маи Плисецкой.

Суламифь Михайловна Мессерер родилась в Вильно в 1910 году в многодетной еврейской семье зубного врача, в год революции переехавшей в Москву, где она поступила в школу Большого театра. Из семьи Мессерер многие связали свою судьбу с искусством. Один из братьев – Азарий - стал драматическим актером, сестра Рахиль – известной актрисой немого кино Ра Мессерер и матерью Майи Плисецкой.

В детстве Мита застала на сцене Большого театра таких столпов Императорского балета как Мордкин и Балашова. Восхищалась искусством Екатерины Гельцер и, поступив по окончании школы в труппу Большого театра, прославилась в главных ролях балетов «Светлый ручей», «Коппелия», «Три толстяка», «Бахчисарайский фонтан» и других балетах классического репертуара.

Свою любовь к классическому балету, артистка соединяла со страстью к спортивному плаванью, которую сохранила до последних лет жизни. Она гастролировала с братом в начала 1930х годов по Прибалтике, в Париже и Берлине. Получив заманчивое предложение от американского импресарио на гастроли в США, Мессереры предпочли все же вернуться в сталинскую Москву, где их семья испытала все радости режима. Вскоре была арестована их сестра, киноактриса Ра Мессерер. Ее муж – Михаил Плисецкий был расстрелян и Суламифь стала воспитательницей маленькой Майи, привившей ей любовь к балетному искусству, показавшей виртуозное мастерство и железную дисциплину. Героическим действием со стороны Суламифь Мессерер была ее поездка в казахстанский Гулаг, куда была сослана в лагерь сестра. Благодаря связям Миты и ее орденам, балерине удалось добиться перевода сестры на положение ссыльной, что, возможно, спасло жизнь маленькому брату Майи, Азарию Плисецкому, ставшему впоследствии солистом кубинского балета Алисии Алонсо и выдающимся балетным педагогом в школе Мориса Бежара.

Военное время Мита провела между эвакуацией Большого театра в Куйбышеве и спектаклями в Москве, в постоянном соперничестве с Лепешинской и Головкиной. Единственный сын балерины, родившийся после войны, – Михаил Мессерер также стал солистом балета и известным педагогом. Суламифь Мессерер оставила сцену в 1950 году и посвятила себя с головой преподавательской деятельности сперва в хореографическом училище Большого театра, а потом, когда представилась такая возможность и заграницей.

Объездив полмира, от Турции до Бельгии, от Бразилии до Японии, Суламифь Мессерер нашла вторую родину именно в Стране Восходящего солнца. По мнению многих – она мать японского классического балета. Выучив японский язык, она преподавала в Японии десятки лет и была даже награждена высшей орденской наградой страны за эти заслуги перед японским искусством. В 1979 году во время гастролей Большого театра по Японии, Суламифь Мессерер и ее сын Михаил попросили политического убежища в посольства США и получили его, что вызвало немало кривотолков в Москве. Сперва преподавая искусство балета в школах Нью-Йорка, мать и сын Мессерер занялись восстановлением балетов классического репертуара, например, переносом балета «Баядерка» в Пекин.

Позднее мадам Суламифь Мессерер долгие года преподавала в Королевском балете в Ковент-Гардене в Лондоне, где жила рядом с сыном в уютной квартирке на Баронз Корт. Суламифь Мессерер делила свою работу в Англии с частыми поездами в Японию, где преподавала в Токийском балете. В 1994 году она надиктовала мне в течение недели нашей совместной работы в Токио текст своих еще неопубликованных воспоминаний. Последнее время Суламифь Мессерер болела в Лондоне, где перед ее смертью ее посетил младший брат.

Талант, темперамент и работоспособность этой маленькой женщины, скончавшейся в возрасте 94 лет в начале июня, надолго останется в памяти сотен ее учеников во многих уголках мира.

Людмила Лопато

Ее называли «королевой русского Ночного Парижа» и «русской Марлен Дитрих». Людмила Ильинична Лопато – выдающаяся певица кабаре русской эмиграции и хранительница традиции исполнения русского и цыганского романса родилась 5 августа 1914 года в Харбине в богатой караимской семье табачного фабриканта, фабрика сигарет которого «Лопато» существует в Китае по сей день. С детства маленькая Люся проявила любовь и интерес к музыке и пению. В 1929 году семья Лопато уехала из Манчжурии во Францию, где Люся училась музыке к консерватории Рахманинова в Париже. Ее педагогом по вокалу была выдающаяся солистка Императорского Мариинского театра Медея Фигнер. В Париже Люся застала Анну Павлову и видела ее выступление в «Жизели», была близко знакома со многими знаменитыми балеринами русского балета Монте-Карло – Тамарой Тумановой, Ириной Бароновой, Татьяной Рябушинской, Тамарой Григорьевой и Ольгой Морозовой.

Учителями драматического искусства этой артистки стали эмигрировавшие во Францию артисты Художественного театра – Дуван-Торцов, Хмара, Павлов и Греч. Ее наставниками в исполнительском искусстве были Александр Ветринский, Нюра Масальская, Настя Полякова, Надежда Плевицкая и Иза Кремер, выступления которых она слышала. Людмила много взяла из этой сокровищницы «русского шансона».

Выйдя замуж за Никиту Рафаловича, сына известного кино – промышленника из Нью-Йорка, Людмила Лопато переехала к мужу в конце 1930х годов в Америку. Там она встречалась с Гретой Гарбо, Ингрид Бергман, Ольгой Баклановой, Мстиславом Добужинским и многими обитателями «русского Голливуда», где Людмила жила в военные годы и родила ныне здравствующего сына Делано.

В Голливуде были сделаны первые профессиональные записи песен в исполнении Людмилы Лопато и выпущены ее первые пластинки. После войны Людмила стала звездой известного ресторана «Русская чайная комната», а затем вернулась жить в свой любимый Париж, где с успехом выступала в русском кабаре «Динарзад», снималась в кино и на телевидении, играла в Театра Елисейских полей в роли Маши в «Живом трупе» Толстого. Она вторично вышла замуж за датского графа Джонни Филипсена и открыла в Париже собственный ресторан «Русский павильон», снискавший грандиозную славу среди знаменитостей по обе стороны Атлантики. В Париже Людмила была дружна с Матильдой Кшесинской, Сергеем Лифарем, князем Феликсом Юсуповым и Эрте, выпустила несколько пластинок, отличавшихся особенным задушевным исполнением песен. Завсегдатаи ее ресторана очень ценили за радушие, талант общения и бархатистость ее тембра голоса, радовавшего очень многих.

После закрытия ресторана, который был популярен более 20 лет, Людмила поселилась с мужем на Лазурном берегу, где вновь стала душой общества, всеобщей любимицей и центром светской ночной жизни. Продиктованные мне ее воспоминания легли в основу книги «Волшебное зеркало воспоминаний Людмилы Лопато» выпущенной издательством Захарова в Москве в 2003 году и снискавшим заслуженный успех.

Так уже на 90 десятке лет к Людмиле вновь пришла слава – ее стали бесконечно интервьюировать, снимать, что подарило старой артистке немало счастливых дней. Она скончалась 10 июня 2004 года в собственной квартире в Каннах после непродолжительной болезни в окружении домочадцев. Прах ее будет похоронен на караимском кладбище в Тракае в Литве в могиле ее отца, рядом с кустами красных роз еще с 1960х годов носящих во Франции имя «Людмила Лопато».

Текст: Александр Васильев. Фото из коллекции автора
Париж - Москва

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить