Ф.К. Гундлах (Германия)

      Мир моды живет постоянными изменениями. Новое в моде - это ответ на соци-альные и эмоциональные изменения. Не только одежда, оболочка, вторая кожа, отражают эти перемены, но и жесты, мимика и позы моделей, которые «приносят моду на рынок». Мода формирует и постоянно изменяет представление об иде-альном теле, потому что сами люди непостоянны в своих чувствах, желаниях и мечтах. Новые тенденции моды и новые направления опережают свое время, предвосхищают завтрашний день и поэтому порой, кажутся чуждыми, непривычными и обескураживающими. Выставка «Поза как язык тела» документирует и пред-ставляет общественно значимые перемены, зафиксированные в фотографиях, от-снятых мною за 40 лет работы фэшн-фотографом.

      На этих снимках молодые де-вушки-модели, возможно, особо чутко улавливают и выражают своими позами новые веяния. Порой позы могут, показаться зрителю искусственными, если не гроте-скными. В действительности поза как элемент фэшн-фотографии является в пря-мом смысле слова языком тела. Она сценически 'воплощает индивидуальность и является кодовым знаком особого стиля жизни. Поза, а с ней и фэшн-фотография, выполняют роль. своеобразного послания, если соответствуют «внутреннему коду», единому для модели и зрителя. Посредник между ними - фэшн-фотограф, который улавливает мироощущение сегодняшнего дня и предчувствует грядущее.

      В начале экспозиции представлены фотографии моды конца 50-х годов, на которых позы отличаются графичной, почти абстрактной искусственностью. Они не функциональны, а подчеркнуто декоративны. В период господства New Look от Кристиана Диора поза подчеркивает балетную тонкую талию и широкую юбку В начале 60-х общественный климат меняется. Квази-модным предвестником эман-сипации и общественных возмущений становятся все более короткие юбки, впер-вые достигшие длины выше колена. Популярной мини-юбку сделали Андре Кураж и Мари Квант. Появление противозачаточных таблеток еще более способствова-ло эмансипации. Новый облик женщины представляют манекенщицы. Они кажутся легкомысленными, юными, наиграно наивными. Кумиром этих лет становится Бриджит Бардо. Ее соблазнительность и сексапильность, подчеркнутые жестом и мимикой, становятся частью моды. Модели решительно и упрямо восстают против элегантных нарочитых поз эпохи своих матерей. В конце 60-х - начале 70-х годов настроения социального протеста сменяются бегством от реальности в иллюзорный мир, мода отражает эти тенденции. Мета-форой мира света, нереальность которого оплакивает целое поколение, становит-ся цветок, символ «детей цветов» (Flower-Power). Одетые в широкие бабушкины платья в цветочек, с цветком подсолнуха в волосах, модели представляют собой символ мечты о слиянии человека с природой.

      В следующее десятилетие женщины надевают спортивную и функциональную оде-жду Их позы такие же, как у женщин на улицах. Walking-модели демонстрируют ес-тественность абсолютно раскованной походкой. Мода практична, удобна, как буд-то не подчинена никаким нормам и не связана с обязательным «идеологическим мировоззрением».

      В 80-е вновь обретенную естественность позы сменяет искусственность, Циклы изменений в моде становятся короче. Часто мода цитирует в измененной форме направления прежних десятилетий. Теперь ее создают не только модельеры, все чаще она складывается как форма коллективной самоидентификации: иногда в ту-совках субкультуры, иногда в этнических или иных группах. Власть модельеров больше не абсолютна, а длина юбки перестала быть мерой вещей. В девяностые годы каждый сам себе стилист и модель в одном лице, Если прежде мода исполь-зовала фотографию, то сегодня фотография использует моду.

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить