Лондонская неделя моды, надо вам сказать, это прелесть что такое, в смысле абсурда. Человек, попавший с улицы на любой из показов не сразу, пожалуй, сориентируется в этом хорошо организованном хаосе. Я много раз проводила знакомых по подложным пресс-пасам, и меня всегда умиляла их реакция на фэшн – дурдом, царящий вокруг подиума и за кулисами.

В лондонских модных кулуарах сразу бросается в глаза обилие голубых, грудных младенцев и странных людей инопланетного вида. А поскольку любой показ задерживается минимум на час-полтора, то время рассмотреть этих персонажей есть. Присаживайтесь поудобней.

В первых рядах обычно размещаются байеры, по преимуществу японцы, любящие Лондон за авангардность; редакторы и обозреватели модных журналов и никому не известные в России английские звезды.

Из тех, что на слуху, я видала Пинк, Кристину Агилеру и Дани Миноуг, но это исключения. Лондон все же, периферия по модным меркам, не Милан и даже не Париж, чего уж там. Но по количеству «странных людей» британская столица всем даст фору.

Итак подробнее о представителях этой флоры и фауны. Диковинного вида молодые люди, делятся на две группы. Либо это помощники –пиарщики каких-то модельеров, либо начинающие модельеры отчаянно пиарящие сами себя. То павлиньи перья нацепят на шляпку так, что хочется их состричь как в «Человеке с бульвара капуцинов», то колготки в клеточку оденут под пальто и более ничего, то ботинки с алмазными пряжками нацепят и такой же шнуровкой на кожаных брюках. Впрочем, они почти всегда любезны и готовы поболтать. В основном, конечно, о себе.

Следующая категория, это модные мамаши с младенцами самого нежного возраста. Как они не глохнут от рева колонок и не слепнут от света софитов остается загадкой, зато модная закалка и хороший вкус им обеспечивается видимо с младых ногтей.

Фотографы, образующие четвертую стену тента, тоже представляют собой весьма колоритное зрелище, в основном это люди со здоровым цинизмом и полным отсутствием нервов. Они могут ждать часами сбившись в плотную (чуть не написала потную, что тоже правда) людскую массу, сверкая объективами и совершенно не жалуясь, лишь иногда присвистывая от нетерпения. Некоторые лица из года в год уже узнаешь как родственников.

Усталого пожилого итальянец Паоло снимающего для Vogue, не возбудит уже кажется ничто на свете, с таким откровенным равнодушием он взирает на полуголых моделей. Вот длинноносая белокурая немка, очень похожая на курицу, и каждый раз громко и возмущенно кудахтающая по-немецки, когда ей не хватает места в автобусе. Или маленькая бабулька-японка, которая везде таскает за собой маленькую пластиковую скамеечку, больше похожую на детский горшок, но всегда почему-то оказывается в центре фотографической кучи-малы. А вот скандинавская фото-графиня, еще наверное совсем начинающая т.к. сидит среди плотной толпы фотографов в зеленых туфлях на высоченном каблуке и теплом кроликовом берете.

Еще есть итальянская толстуха в очках в стиле 50-х, наверное, муза еще Феллини. Она любит сидеть среди публики и изображать богему, не смешиваясь с толпой простых смертных фотографов, что видимо позволило пролезть ей в один из последних клипов Бритни Спирс.

Еще интереснее за кулисами. Полусонные модельки вяло подставляют свои пустые головки под варварские эксперименты стилистов, безжалостно раздирающих и обильно поливающих их волосы лаком. Отбыв смену перед зеркалом, они вяло перемещаются в какой-нибудь уголок предпоказного хаоса, и, как боевые лошади в стойле, не обращают внимания на шум и гам вокруг. Некоторые из них даже читают книжки или травят анекдоты. В основном по-русски. Про моделей можно было многое рассказывать, но время не ждет.

Уже в последних конвульсиях бьются режиссеры показа, надсаживаясь в криках, в проемах замерли атланты-охранники, а публика давно устала разглядывать друг друга и потрошить пакеты с подарками. Модельки падают с каблуков, и им давно надоело вообще все.

Но вот гаснет свет, дружно улюлюкают фотографы, распрямляя занемевшие плечи и начинается шоу, ради которого так здорово все они здесь сегодня собрались…

И знаете, я была на множестве показов, но каждый раз когда зажигается свет, по залу прокатывается волна оживления вместе с ароматом чьих-то духов и когда первая длинноногая манекенщица ступает на подиум, ставя ножку в такт музыки, то совершается настоящее таинство, все наряды плоско висевшие за кулисами начинают казаться интересными, загнанные модельки загадочными, а публика утонченной и принадлежащей к узкому кругу избранных. Прикоснувшихся на мгновение к неуловимой магии моды…

Мария Чемберлен, русский путешественник в Лондоне

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить