Dance into the fire,

to fatal sounds of broken dreams…

Duran Duran

Сегодня, когда война в Ираке окончательно перешла в затяжную стадию партизанских вылазок, и вроде все очевидно, можно подводить итоги реакции модного мира на войну - до и после. Она была заметной, неоднозначной и потому заслуживает анализа.

Как было

Одним из первых проявлений реакции мира моды на кризис в Ираке стало заявление главы Национальной палаты итальянской моды (Camera Nazionale della Moda Italiana) Марио Боселли в сентябре 2002 года, когда возможность войны еще только начала обсуждаться в СМИ. С макиавеллистской прямотой Боселли заявил, что быстрая победоносная война приведет к улучшению климата в индустрии. Если период негативных ожиданий длится слишком долго, люди меньше покупают товаров класса люкс. Победа Соединенных Штатов и общее улучшение обстановки на Ближнем Востоке способны вернуть оптимизм и чувство стабильности, за которыми последует и увеличение прибылей Домов моды.

С сентября 2002 года по февраль 2003 прозвучало еще несколько голосов бизнесменов от моды. Фоном для них стали скромные финансовые результаты, показанные ведущими модными группами и отдельными Домами. Суть выступлений повторяет слова Босселли. При этом прямое одобрение войны больше не озвучивалось.

Президент США Джордж БушПричиной, вероятно, стала растущее возмущение общественности воинственной политикой Администрации Буша. Никому не хотелось безоглядно влезать в высокие политические сферы. В ответ можно было легко получить пикеты радикалов возле офисов, заляпанные краской витрины бутиков, требования бойкота продукции и прочие малоприятные вещи. Война еще не казалась неизбежной.

Поддержать протесты слишком рано тоже рискованно. Мы помним, как переименовывали французскую картошку в «картошку свободы» и выливали бордосские вина из-за того, что Франция осудила конфликт. Портить себе важнейший американский рынок из-за сомнительных возможностей попиариться – абсурд. Почему возможности сомнительные? Потому что осенью и в начале зимы еще не было масштабных массовых акций протеста. Голос дизайнера прозвучал бы слишком одиноко.

Занять выжидательную позицию, сославшись на то, что «мода вне политики», представлялось вполне здравым и взвешенным решением.

Модели протестуютВ феврале, когда по всему миру начали проходить многотысячные митинги, а начало операции все откладывается, мода тоже начинает реагировать. Протесты совпали по времени с чередой недель моды, поэтому возможностей заявить о неприятии войны именно перед своим пулом журналистов было много.

14 февраля после показа Ральфа Лорана в Нью-Йорке участвовавшие в нем модели вышли из-за кулис с майках с антивоенными лозунгами. Придумала акцию, якобы, модель Кармен Касс (Carmen Kass), которая принесла футболки, а уж ее товарки по цеху расписали их надписями No War, War is destruction of Life и подобными. Кармен поддержали тогда Каролина Куркова, Лия, Анджелла Линдвалл, Наталья Водянова и др. – всего 12 моделей. Хотя с самого начала заявлялось о спонтанном излиянии чувств, можно быть уверенными, что хотя бы молчаливое согласие организаторов дефиле было получено. Скорее всего, это было страховочным ходом Ralph Lauren, хотящего получить нужный шум в СМИ, но делающего это тактично и с осторожностью. Лозунги не являются частью коллекции – это инициатива моделей - всегда можно отмежеваться. С другой стороны пресса напишет, что событие произошло «после показа Ralph Lauren”. Довольны все: модели, медиа и Дом моды.

Британские дизайнеры оказались более радикальны. 18 ферваля Кэтрин Хэмнетт (Katharine Hamnett) завершила показ выходом моделей в футболках “Stop War, Blair Out”. Агентству Reuters она прокомментировала свой ход так: «Я хочу сказать людям: нужно использовать те остатки демократии, которые еще остались в нашей стране, чтобы спасти себя пока не поздно».

Джулиан Робертс и Софи Ченг (лейбл Juilian &Sophie) воспользовались методом Джон Леннон &Йоко Оно и заявили что проведут время Лондонской недели моды в постели в гостинице Great Eastern Hotel. Мотивировка: в дни, когда может начаться кровопролитие нет места такому легкомысленному действу, как показ мод. Недоброжелатели утверждали, что за благородной акцией скрывается конфликт с организаторами London Fashion Week.

Great Eastern HotelВ середине февраля иракский дизайнер Ферйал аль-Килидар (Feryal Al-Kilidar) представил пошитые в его ателье исторические костюмы цивилизаций, существовавших на территории Ирака – от шумеров до арабов. Очень красивое зрелище. Ручная работа – богатые украшения. Модели заявлены для продажи. Идея: Ирак, колыбель культуры, подвергается атаке варваров.Аль-Килидар, которого никто в модном мире не знал, стал знаменитостью. Единственный человек, создавший грамотное паблисити, правда кратковременное. Кто сегодня, всего через несколько месяцев, помнит это имя?

В России эхо протестов возникло аж в апреле на показе Лидии Соселия (Russian Fashion Week), где модели вышли в противогазах под звуки «Реквиема».

В феврале пар был благополучно выпущен, и к началу вторжения протесты стали настолько привычным и обыденным делом, что вызывали отклики только по инерции. Осуждение войны из принципиальной позиции превратилось в хороший светский тон. Потом взлетели «Стеллсы» …

Что следует

Ключевую фразу, прочтя которую, понимаешь отношение моды к политическим событиям весны, высказали те же Джулиан Робертс и Софи Ченг. “У нас нет намерения протестовать против войны традиционными способами. Мы выбираем неучастие и отступление вместо конфронтации”, - это по поводу уединения в отеле.

Джулиан Робертс и Софи ЧенгОтступление вместо конфронтации. Кризис в Ираке представлялся идеальным полигоном для того, чтобы мода избавилась от эскапизма (побега от реальности) или скорее нарциссизма, который распространился еще в 1990-х. Откликаться на события бушующего вокруг мира это, как это было в 1980-х. В конце концов, есть же пресловутый закон возвращения моды через 20 лет!

Вы действительно протестуете? Тогда летите с «живыми щитами» в Багдад. Покажите коллекцию в другом отеле, том, где на полу выложено мозаичное изображение старшего Буша. Модели ходят по Бушу! Какие были бы кадры! Вот это – радикально.

Не желаете протестовать, пожалуйста. Во время войны во Вьетнаме, тоже несправедливой, знаменитости летали на театр военных действий. Если Дома моды средней руки протестуют, один из Домов первой величины – идеально американский – получил бы колоссальный пиар, проведя дефиле на борту авианосца в Персидском заливе. Дом N поддерживает наших (речь идет с точки зрения американца – Красота-Онлайн) ребят! Опять же, поиграйте воображением: по палубе ходят красивые модели в дорогой одежде, вокруг полно загорелых подтянутых мужчин в военной форме. Это - круто, это - как приезд Мерилин Монро к войскам, как сцена из «Апокалипсиса наших дней»! Никто, даже, когда протестов стало меньше, не решился на такой хоть и эффектный, но предсказуемый и стандартный шаг. Почему? Эскапизм и страх за свои интересы.

Вы скажете: “Цинично рассуждаете, господин автор. Все у вас мелькает “пиар”, да “паблисити”, а где же боль за судьбу народа? Где дети Багдада? Нет убийству ради нефти? ” Отвечаю. Я рассуждаю так, потому что убежден, что в громких заявлениях модных людей по поводу войны в Ираке, Ирак как таковой им мало интересен. Дети Багдада стоят в общей очереди на защиту. Кроме них в ней значатся пушные звери, меньшинства, аборигены других стран третьего мира. А первое место в ней занимают сами граждане развитых стран, у которых возникает депрессия от нестабильности. Вчитайтесь в заявление Хемнэтт: она даже не говорит о «бедных детях Багдада» и тому подобном, она говорит «спасти себя(!)». Спросите у Каролины Курковой, чем позиция шиитов по отношению к режиму Саддама Хусейна отличается от позиции суннитов. Спорим, она посмотрит на вас, как на идиота?

Люди мира моды входят в интернациональную элиту. Их интересы могут только пересекаться с интересами своей страны, не говоря уж о чужой. Я, кстати, верю, что они могут искренне возмущаться ситуацией, но продажи перевесят возмущение.

В результате военных слухов в моду вошел стиль милитари. Сегодня на горизонте замаячил Иран. Значит, снова будут заявления, а в моду войдут не ближневосточные, а персидские мотивы. Снова будет шутовской хоровод элиты в одной части света и кровь и огонь в другой. И лишь простые люди будут действительно протестовать.

Арсений Загуляев

Рассказ очевидца о лондонской демонстрации

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить