"Зря Ален Делон не пьет одеколон", - сказал бы пьемонтский цирюльник XVIII века Джан-Паоло Фемини, доведись ему услышать строчку из популярной песни "Наутилуса". Свое фирменное средство Aqua mirabilis (1709) он задумывал именно как "два в одном": покупатель мог и благоухать свежим ароматом; и принять крепкую настойку на виноградном спирту. Бережливые и всегда готовые заложить за воротник бюргеры Кельна - там Фемини держал лавку - раскупали чудо-изобретение на ура.

В 1732 году главой семейного дела стал племянник Фемини, Джованни-Мария Фарина. Именно его, а не Фемини, часто упоминают как отца одеколона.

Фемини-Фарина - были до фольклорности итальянской семьей: большой, крикливой и амбициозной. После смерти Джованни Марии в 1766 году родственники напрочь рассорились: кто-то организовал отдельное производство, кто-то продал рецепт "налево". Каждый считал только свой вариант подлинным и ненавидел всех остальных. И лишь один из них удалился от суеты семейных дрязг в бедный монастырь картузианцев…

Осенью 1792 года в Кельне праздновали свадьбу Вильгельма Мюленса, сына известного банкира. Среди приглашенных был аббат, который благословил молодых и вручил жениху свиток, испещренный непонятными формулами, и что-то прошептал на ухо. Сюжет для романтической поветси? И да, и нет. Все объясняет имя монаха: Франц Карл Георг Фарина, внучатый племянник Джан-Паоло Фемини. Когда-то старший Мюленс помог его обители. Теперь аббат принес ответный дар: вариант семейного рецепта "чудесной воды" на основе ветивера, розы, бергамота, сандала, нероли и лимона. Вильгельм с головой уходит в парфюмерию. За несколько лет он становится ведущим производителем одеколона в городе.

1796 год - Кельн оккупирован французами. Генерал Дорье издал приказ о нумерации домов. Контора и производство Мюленса на Глокенгассе получило номер 4711. Для одеколонов это число то же, что "№5" для духов. Оно стало названием одеколона Мюленса, а в 1875 году - официальной торговой маркой компании. Преданным поклонником 4711 компании был Гете. В архивах компании до сих пор хранится и письмо великого композитора - и известного скряги - Рихарда Вагнера с требованием персональной скидки. №4711 - выпускают на том же предприятии по сей день. На флаконе этого старейшего из дошедших до нас парфюмов красуется надпись "настоящая кельнская вода".

Пока Мюленсы покоряли родину одеколона, другой внучатый племянник Фемини, Йоганн Мария Фарина, начал поход на столицу парфюмерного мира Париж со своим вариантом рецепта. Двор Наполеона с восторгом брызгался и пил элискир жизни с берегов Рейна. Заказы приходили от самого Императора.

Добившись признания, Фарина продал дело Леонсу Колласу и уехал жить в достатке на историческую родину в Италию. У Колласа дело шло ни шатко, ни валко. В 1862 году компаньоны Арман Роже и Шарль Галле выкупили находившуюся на грани банкротства фирму, а также права на рецепт Фарины. Модернизировав оборудование, вдохнув в производство свой талант парфюмеров и организаторские способности, через два года партнеры не только нашли державного клиента Наполеона III, но и смогли перевернуть сознание вечных противников всего французского англичан. Королева Виктория также пожаловала им звание "поставщик двора". Не осталась в стороне и Россия. Как вспоминает наш парфюмер-эмигрант К. Веригин, русские аристократы любили Extra Vieille (оригинальный рецепт Фарины) или Bouquet Imperial. "Роже и Галле" (Roger & Gallet) существует и сегодня и продолжает выпускать новые ароматы.

Российские "Ралле", "Брокар", "Сиу" не отставали от зарубежных аналогов. Так в 10-х годах "Ралле" прославился одеколонами от своего молодого гения Эрнеста Бо. Позднее первая мировая и революция занесет его во Францию. Там он представит Шанель целую серию ароматов, из которых Коко выберет "Образец под номером 5".

В СССР судьба одеколона сложилась фарсово. До конца сталинских времен сохранялась роскошь большого стиля - а фактически использовались те же дореволюционные ароматы и флаконы, но с идеологически выдержанными этикетками. Позже ставка делалась на массовую продукцию, вроде "Тройного". Да тут еще антиалкогольная компания, водка по талонам, потом "паленое" спиртное… В результате через двести лет круг замкнулся. В странах бывшего Союза возродилась забытая повсеместно традиция дам и кавалеров эпохи рококо: питье одеколона. На сайте одного украинского производителя даже даются подтверждения пользы напитка для физического и душевного здоровья, и рецепты коктейлей.

На Западе же любовь к одеколону выросла на исторической родине Фарины. в 30-х итальянские парфюмеры выпустили дорогую марку Aqua di Parma. В конце 80-х дом Etro представил серию из пяти одеколонов. Дизайн их флаконов, этикетки, сильный запах, построенный на одной основной ноте и характерные названия - все проникнуто ностальгией по эпохе модерна.

Однако, предположим, Вы предпочитаете двойной бурбон. Тогда какой смысл сегодня выбирать одеколон? Концентрация "запаха" в нем невысока (всего 5%). Легкий одеколон летом "носить" гораздо удобнее, чем, скажем, туалетную воду с восточным запахом, не говоря уже об eau de perfume или perfume. В рабочей обстановке ненавязчивый, тонкий и классический запах одеколона не раздражает окружающих. Сегодня в моде vintage (использование старинных или выглядящих старинными вещей). Что лучше дополнит образ, чем запах, за которым стоит История, а не агрессивная рекламная кампания. Только одеколону, со столетней историей под силу доказать, что его владелец - не слепая жертва моды, а человек со вкусом.

Арсений Загуляев

Отзывы : 0

    Оставить отзыв

    Отменить