На вопросы, связанные с особенностями проведения Российской недели моды, отвечает Генеральный продюсер RFW Александр Шумский.

С каждым сезоном Russian Fashion Week растет и развивается. Насколько сегодня можно говорить о том, что успешное проведение столь крупного fashion-мероприятия влияет на развитие индустрии в целом?

Регулярные сезонные показы задают рабочий ритм, дисциплинируют всех участников процесса. Дизайнеры вынуждены ориентироваться на фиксированную дату, чтобы закончить творческий цикл. Иначе процесс создания коллекций станет бесконечным. Журналы должны видеть, что можно использовать в съемках. Байерам необходимо узнать, что может появиться у них в магазинах через полгода. Для развития индустрии регулярные сезонные показы – фактор, определяющий ее существование. Даже в нашей ситуации, когда понятие «индустрии» достаточно условно, компетентно организованная и проведенная Неделя моды задает правильный ритм для творческой деятельности.

Самое главное, что мы привлекаем внимание к этой отрасли. С первых дней RFW декларировала своей целью продвижение российских дизайнеров. И сегодня мы можем сказать, что участие в RFW обеспечивает реальные результаты. Два года назад подавляющее большинство модельеров находились в полуподпольном состоянии, сегодня они – звезды. Мы помогли заключить рекламные/промо контракты многим участникам Russian Fashion Week, а это не только приносит им реальные деньги, но и обеспечивает самое главное - паблисити. Мы не должны налаживать производство русским дизайнерам, задача Недели в другом: создавать благоприятную среду для развития. Что мы и делаем из сезона в сезон. Кстати, когда все бизнес-процессы в доме моды отлажены, участие в RFW дает большой эффект. Участник прошлой Russian Fashion Week Нил Барретт сообщил, что его продажи в России выросли в несколько раз после показа весной.

Мы продвигаем само понятие «русская мода» в мире. Для многих профессионалов из мировых столиц моды было большой неожиданностью узнать, что в Москве было более шестидесяти показов Russian Fashion Week. Для них вся русская мода укладывается в одно-два имени. За последние полгода о RFW и ее участниках написало немало международных изданий: от New York Times до Black Book magazine. Пока это только ростки, но уже в этом сезоне количество западных журналистов на RFW увеличилось многократно.

Как составляется расписание показов и возможно ли избежать конфликтов?

Несколько месяцев назад мы пытались упорядочить модный календарь в Москве. Мы разослали письма всем участникам процесса, но никто так и не ответил. Впрочем, мы не особенно рассчитывали на адекватное восприятие ситуации: все играют в собственные игры по собственным правилам. Зачастую эти правила выходят не только за рамки общепризнанных стандартов, но и здравого смысла. Мы изначально строили мероприятие по принципам, которые понятны во всем мире без переводов. Например, мы не платим за выступления модных домов на Неделе. Неделя – не концерт, а профессиональное мероприятие. У нас одинаковые условия участия для всех дизайнеров, где один из основных пунктов тот, что RFW составляет график показов «с учетом пожеланий». Если бы мы ориентировались только на требования дизайнеров, график расписания составить было бы невозможно. Естественно, мы ищем компромиссы, но последнее слово оставляем за собой.

В этом сезоне RFW строит собственную площадку. Это значит, что другие площадки города недостаточно хороши для проведения Недели моды такого уровня?

Профессионалы знают, насколько сложно в Москве найти подходящую площадку для проведения действительно масштабного модного события. Часть популярных адресов не обладает необходимым пространством и инфраструктурой, другая часть – расположена слишком далеко от центра города. У некоторых площадок негативная репутация: в «новорусских» интерьерах трудно сделать нечто действительно актуальное. Нам удавалось находить приемлемые варианты для предыдущих сезонов – хотя они не во всем были абсолютно идеальны, да и неделя RFW была другая. Павильон RFW стал лучшим решением: у него нет собственной истории, там просторно, его инфраструктуру определяем мы, и его можно построить практически где угодно. Поскольку такая площадка строится в Москве впервые, многому мы учимся по ходу дела. Ни у кого в России нет опыта подобного строительства, поэтому на нашей стройке трудились финские специалисты, куратор приехал специально из Хельсинки. Павильон RFW – это уникальный и невероятно сложный проект, но он задает планку определенного уровня.

Термин «pret-a-porter» переводится как «готовая одежда». Как вы решаете, какие коллекции «готовой одежды» могут быть представлены на Russian Fashion Week?

Необходимо разделять понятие «мода» и «одежда». Одежду можно покупать и на китайских рынках. К сожалению, большая часть россиян вынуждена поступать именно так – и не потому, что им это нравится. Мода имеет отношение к поиску стиля, самовыражению, творчеству, она не имеет амбиций быть на 100% утилитарной. Подиум – это пространство для новых идей и образов, пусть и не всегда очевидных. Мы не стремимся представить на подиуме RFW весь спектр российских дизайнеров – от народных промыслов и провинциального кутюра до коллекций, рассчитанных на музей. Но мы и не ищем середины. Концепция простая: общий уровень должен быть высоким, мы должны показывать моду, качественные эксперименты. В этом сезоне мы отказали примерно тридцати «домам моды», часть из них будет представлена на других мероприятиях. Отказали потому, что не каждый портной может быть модельером. На RFW аккредитованы десятки западных журналистов и профессионалов моды, сотни российских профессионалов – все они должны тратить свое время с пользой. Для них Неделя моды - это работа, и все они настроены на определенный уровень, уровень RFW. Если к моде подходить с точки зрения шоу-бизнеса, то всю неделю можно было бы ограничить пятью-шестью гала-показами: по пять моделей от каждого дизайнера. Выпили, закусили, потусовались, и достаточно – «побывали на моде». Но одновременно RFW – крупнейшее светское событие с большим количеством знаменитостей в зале и на подиуме. Мода должна быть праздником, но не надо путать праздник с балаганом. Все-таки Неделя – это, прежде всего, профессиональное событие, которое требует профессионального же подхода, особенно в светской своей части.

Два дня шоу-рума вместо привычного одного обусловлены повышенным вниманием к этому событию или какими-то другими причинами?

На RFW мы стремимся создать максимально комфортную обстановку для спокойной профессиональной работы. Из опыта предыдущих наших Недель мы сделали вывод о необходимости проведения двухдневного шоу-рума.

Столь мощное присутствие именно английских модельеров на Неделе обусловлено особым интересом россиян к английской моде?

Видимо, да, если британцы приезжают на Российскую неделю моды. Им стал интересен российский рынок и российский покупатель – поэтому они проводят свои сезонные дефиле в России, на RFW. Для нас, как организаторов Недели, немаловажно создание актуального контекста для развития российских дизайнеров. Важно, чтобы российские дизайнеры не просто знали, что есть на свете такие люди – Мэттью Уильямсон или София Кокосалаки, а могли бы с ними непосредственно общаться, видеть то, что делают их коллеги. Британская мода – одно из самых интересных и самобытных явлений в мировом fashion-бизнесе. Их узнаваемая традиция дизайна одежды не менее уважаема, нежели традиции Франции или Италии. К тому же мода Альбиона переживает явный подъем, последняя London Fashion Week была очень интересной, и мы рады возможности представить «британцев» у нас. British Day мы готовили в сотрудничестве с официальными организациями, с British Fashion Council в том числе. На Британском дне ожидается большая делегация из Лондона. Для RFW это еще одно испытание, к счастью, позитивное.

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить