Что и говорить, многих представительниц прекрасного пола не устраивает форма их носов. То слишком большой, то слишком маленький, то чересчур курносый... И так – до бесконечности.
     Современные технологии позволяют решать самые сложные проблемы в области ринопластики. Компьютерное моделирование носа – одно из направлений комплексных программ по коррекции носа.


     Именно об этом рассказал нам пластический хирург, наш консультант Владимиром Эдуардовичем Тапиа.


- Владимир Эдуардович, расскажите, пожалуйста, о применении компьютерного моделирования в ринопластике.


- Компьютерное моделирование носа - проблема, которой мы занимаемся в "Клинике Тапиа". И в этой области мы добились неплохих результатов.


     Для начала объясню, как применяется компьютерное моделирование в других клиниках. Естественно, каждый пациент хочет увидеть, какой нос у него будет после операции. Для этой цели врач покупает компьютер и с его помощью по фотографии пациента меняет его нос на другие варианты - просто переставляет его, подобно тому, как парикмахер примеряет к лицу другие формы причесок. И пациент, глядя на полученную картинку, выбирает тот вариант будущего носа, который ему больше нравится. Но после операции, естественно, полученный нос не очень похож на то, что ожидает клиента. В результате клиент недоволен работой хирурга, упрекает его в непрофессионализме, возникает скандал.

     Но дело здесь не в плохой работе хирурга, а в несовершенной моделирующей программе, которая не учитывает многие важные факторы. Поэтому кибернетики из компьютерного отделения нашей "Клиники Тапиа" разработали другую методику, которую можно назвать не моделированием, а прогнозированием. Прогнозирование состоит из нескольких этапов. Сначала с помощью компьютерного томографа делаются фотографии носовой полости в разных плоскостях, всех ее хрящей и костей. Затем изобретенная нами программа составляет трехмерное, объемное изображение вида носовой полости изнутри, которое заполняется той формой хрящей и костей пациента, которые мы определили на первом этапе. Третий этап: я сам делаю виртуальную операцию на этом изображении, - это позволяет мне спрогнозировать практически все изменения, которые произойдут с носом данного пациента.

     Единственный этап, которым пластический хирург, работающий с нашей программой, пока не может управлять - это процесс рубцевания. В реабилитационный период в живом организме формируются определенные сгустки, небольшие рубцы, которые могут зрительно изменять ту форму носа, которую мы запрограммировали. Но даже без учета этих изменений наше прогнозирование на 95% совпадает с результатом. А это значит, что пациент чувствует себя в этом плане более защищенным.


- Вы уже используете методику прогнозирования в работе вашей клиники?
- Да. Хотя лично мне она практически не нужна. Цель этой работы я вижу в том, чтобы хирург по пластике носа имел что-то вроде шпаргалки по проведению данной конкретной операции. В идеале через принтер должна выйти поэтапно вся операция, с наглядными указаниями, под каким наклоном, какой срез и какой шов делать. Я хочу, чтобы любой хирург, даже начинающий, не экспериментировал с носом, а имел четкое представление о том, что должно в итоге получиться. Такая работа ведется в моей клинике уже в течение четырех лет, и мы стоим на пороге ее окончательного завершения.
  

- В вашей клинике ринолог и ринопластик оперируют бок о бок. Для чего это нужно?
- Моя клиника - первая клиника пластической хирургии в мире, которая занялась носом не как органом, который имеет только эстетическую функцию. Кому нужен красивый нос, если он не выполняет свои прямые функции: дыхание, обоняние? Поэтому в тех случаях, когда от природы или после травмы нос не дышит, он кривой, на операции у нас работают два хирурга: ринолог (специалист по дыханию) и ринопластик (пластический хирург по носу). Сначала ринолог убирает перегородки, восстанавливает раковины, — а потом ринопластик приступает к формированию, эстетического вида носа.


Беседовала Людмила Супроткина

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить