В том, что Николай виртуоз в стрижках, я убедилась на собственном опыте. Ножницы и другие парикмахерские инструменты ловко скользят в его руках, за ними не угонишься, а когда уже опомнишься, то и не узнаешь себя в зеркале - такая красота получилась. Уникальная особенность Николая - его оригинальность, способность видеть людей, чувствовать их, угадывать их вкусы, особенности, характер. Именно это свойство позволяет мастеру находить изысканные и неожиданные варианты причесок, стиль и что называется изюминку.


     Казалось бы, надо работать всю жизнь парикмахером, чтобы безошибочно определять, какой стиль или стрижка свойственны или наиболее соответствуют данному типу личности, быть уверенным, в том, что сделает человека неповторимым. Николаю для этого понадобилось значительно меньше времени. А, впрочем, он в нем и не нуждался. Он просто стриг так, как ему хотелось стричь, так, как он это видел, со вкусом, с настроением, с невероятным творческим запалом, с индивидуальным подходом к человеку. У Николая это от природы - ко всему подходить с личной заинтересованностью. Как все начиналось?


      От актера к парикмахеру


     В рассказе Николая о себе чувствуется что-то необыкновенное, то, что случается редко и далеко не со всеми. Права пословица - талантливый человек талантлив во всем. У Николая выходило все, за что бы он ни взялся. Свой жизненный и творческий путь он начал с дирижера оркестра Курганской филармонии. Но на этом Николай решил не останавливаться. Он неизменно стремился вперед. После армии поступил в театральный институт, по окончании которого был приглашен в Свердловский Драматический Театр. Приглашали и в Петербург, но свердловский режиссер переманил-таки Николая к себе. Было сыграно много ролей, было признание и успех, не хватало только...
денег на хлеб. Видя перед собой улыбающегося, красиво одетого человека, трудно представить то, что он отказывал себе в еде. "Мне жутко хотелось "Сникерс", а я не мог его себе позволить, - смеясь, признается Николай. - Да что там "Сникерс" - было время, когда мне приходилось выбирать - поужинать или оставить ужин на завтра". Нуждаясь в деньгах, Николай решает оставить театр. Его режиссер посчитал это предательством. Но именно это вынужденное предательство позволило Николаю стать первоклассным мастером-парикмахером.
      "Однажды, в то время когда мне приходилось совсем туго, и я практически оставил театр, я шел по улице и наткнулся на ярко светящуюся вывеску центральной парикмахерской. Я очень удивился тому, как она преобразилась - из обшарпанной и неприметной стала вдруг неузнаваемо красивой. Я решил попытать счастья, вошел и попросился на работу. Надо сказать, что в свое время мой друг затащил меня на краткосрочные курсы парикмахеров и даже оплатил их, только бы я учился с ним за компанию. Честно говоря, это были занятия низкой квалификации, которые никакой пользы мне не принесли, но при устройстве в парикмахерскую свою службу они все же сослужили. Да еще какую!
     В тот день кроме меня были еще желающие устроиться парикмахером. Но я не растерялся, отчаянно врал, что все могу, все умею, что я вообще самый-самый. Как раз тогда мастер салона, Елена Карамышева, входившая в Областную лабораторию парикмахерского искусства, создавала свою команду. Ей нужны были талантливые мастера. Она попросила меня уложить волосы. Мне чертовски повезло: не знаю, что бы я стал делать, если б заставили стричь, ведь я никогда никого не стриг. Но в прическах я кое-что понимал: в театре часто не хватало гримеров, и актеры сами укладывали волосы друг дружке. Фантазии у меня всегда хватало, я придумал прическу и быстро ее соорудил. Думаю, что вышло неплохо, потому как на работу меня взяли.


      Карьера


     Николаю никогда не приходило в голову, что он может стать парикмахером, да еще и сделать парикмахерское творчество делом своей жизни. Невольно напрашивается вопрос: "Как же все-таки удавалось стричь, не имея совершенно никакого опыта?" "Все очень просто, - улыбается Николай - всего лишь немного изобретательности. Хотите знать, как я работал? Я усаживал клиентку в кресло, намыливал ей голову "Утренней розой" (я вычитал, что компоненты, входящие в состав этого косметического средства, поддерживают здоровье волос), заверив ее, что это в качестве лечебной процедуры, прока она сидела, я мчался в подсобку и листал там конспекты парикмахерских курсов по технике стрижки. Клиентка, не подозревая моего дилетантства, оставалась довольна повышенным вниманием к себе.
     В общем, ничего сложного, главное быть уверенным и не бояться того, что делаешь, тем более что и клиенты были не изощрены на выдумки. Они просто говорили: "подстригите меня, как Марианну или уложите мне волосы как у Идэн из Санта-Барбары. Были и такие чудные клиентки, которые приносили с собой куклу, чтобы показать, какую стрижку они хотят".


- Николай, неужели никто не подозревал, что вы не настоящий парикмахер?
- По началу все шло, как по маслу, но со временем у Лены, той, что приняла меня на работу, стали появляться подозрения насчет меня. Я не стал отпираться и во всем ей признался. Лена, видя мое рвение к парикмахерскому искусству, потихоньку начала мне подсказывать и советовать. Будучи профессионалом своего дела, в совершенстве владея техникой стрижки, она многому меня научила. Я оставался допоздна в парикмахерской, придумывал прически, стриг, изучил все имеющиеся там журналы, и вообще все, какие только находил.


- Когда вы поняли, что не зря ушли из театра?
- Тогда, когда я увидел, что, то, что я делаю, нравится окружающим. Уже через полгода у меня появилась своя клиентура, появилась запись на мастера, меня стали узнавать на улице. Я стал вторым парикмахером в городе, меня называли Королем длинных волос.


- Когда состоялся ваш первый показ?
- В Свердловске выбирали мэра и по этому случаю меня попросили сделать выставку и продемонстрировать коллекцию своих работ. Я сделал первый в своей жизни показ. Это были 20 манекенщиц с уложенными мной вечерними прическами. Надо сказать, что, когда шел показ, я настолько был тронут тем, что у меня здорово получилось, что не сдержал слез. Я не согласен с тем, что настоящий мужчина не плачет. Все это вздор. У каждого человека должно быть что-то от чего он мог бы заплакать, конечно, не от ежика в тумане. От восторга, от сострадания, от любви.


- Поделитесь вашим подходом к клиенту?
- Во-первых, парикмахерское искусство - это работа двух людей - клиента и мастера. Ведь даже в театральных институтах преподают основы гипноза, воздействия на человека, то же самое и в моей работе. Нужно найти правильный подход к клиенту, расположить его к себе. Моя профессия сочетает в себе актерское и парикмахерское мастерство. Моя работа с клиентом заключается в следующем: сначала я причесываю, определяю состояние волос, предлагаю свои соображения насчет стрижки, узнаю предпочтение длины волос и тогда только приступаю к стрижке.


- Есть ли у вас какие-то особые секреты мастерства?
- Секретов никаких нет. Научить стричь, в принципе, можно любого, но из 10 человек, к примеру, только один-два становятся талантливыми мастерами. Что касается моей работы, то для меня это образ жизни. Еще, если вы уж непременно хотите секретов, я верю в легкую и тяжелую руку. Вообще, знаете, клиентка должна быть влюблена в своего мастера, тогда получается настоящее искусство.


- Не бывает ли так, что вы считаете свою работу однообразной?
- Я всегда иду на работу с хорошим настроением и ухожу домой с хорошим. Потому что на работе я творю, я создаю новые образы, новое мироощущение людей и это совсем не скучно.


- Николай, я знаю, что, имея солидную клиентуру, вы стрижете у себя дома, скажем так, за символическое вознаграждение. Почему бы вам не перейти только на обеспеченных клиентов, вы бы зарабатывали намного больше?
- Дело в том, что у меня другая установка: человеческие отношения стоят гораздо больше денег.


Беседовала Оксана Васьковская

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить