2 апреля на Russian Fashion Week прошел показ коллекции Arkadius. Гость RFW - Аркадиус Веремчук, поляк, работающий в Лондоне для собственной марки Arcadius. Уже три года он "гвоздь" Лондонской недели моды (London Fashion Week). Причем гвоздь, расцарапывающий глянцевую поверхность модной тусовки. Он может быть сентиментальным и философичным, но пресса любит его за провокационность и авангардность.

Уход сэра Пола Маккартни с его показа коллекции Аркадиуса Prostitution? обсуждали больше, чем всю Лондонскую Неделю Моды, вместе взятую. Кстати не подумайте, что "Биттл" стал целомудрен на старости лет. Под проституцией имелась в виду не древнейшая профессия, а пресмыкательство моды перед вкусами клиентов.

Аркадиус покорил Лондон с первого показа и изменил ему лишь однажды - с Нью-Йорком. Однако американская столица разочаровала поляка: он считает, что по-настоящему творческие, "непричесанные" коллекции возможны только в Старом Свете.

Аркадиус не впервые приезжает в Москву: он уже показывал свою коллекцию на "АльбоМоде 2001" и московская публика также не осталась равнодушной.

Красота-Онлайн: Вам приклеили ярлык модельера-провокатора. А вы что считаете провокацией?

Aркадиус: Быть против истеблишмента. Принципиально высказываться по поводу политических событий и жизни общества.

Кр-Он: Как отделить истинный протест от попыток самого истеблишмента привлечь к себе внимание этим необычным способом? Например, весеннюю кампанию знаменитостей - и звезд мира моды в том числе - против войны в Ираке вы как воспринимаете?

A: По поводу войны в Ираке. Высказывания "против" были, но отрывочные. Не было скоординированной последовательной кампании. Абсурдно сделать обычную коллекцию, а потом добавить к ней маечку “No War” (именно в таких майках появились модели после показа коллекции Ральфа Лорана - Красота-Онлайн) Вы протестуете - так идите до конца. А идти до конца - значит быть готовым пожертвовать своими коммерческими интересами. Принципы важнее убытков. Настоящий художник порой испытывает состояние, когда он должен сказать свое слово, что бы это не стоило. Это и есть вдохновение. Его наличием истинный протест отличается от паблисити хода. Последний, конечно, тоже может быть изящным и вдохновенным, но восторг от него вызван упоением собой. Это - вещь опасная.

Кр-Он: Кто или что сегодня есть истеблишмент в моде?

A: Безликость тренда, в которой растворяются яркие личности. Молодой авангардный дизайнер должен быть "злым", чтобы найти свой голос. Сегодня он должен быть против стандарта LVMH и Gucci Group.

Кр-Он: Протест против истеблишмента в моде выражается в чем? Стиль хиппи? Жесткость улиц мегаполиса панков? Или гламур доведенный до оскомины? Ведь все они уже перепробованы и модой успешно переварены…

A: Чтобы в моде реализовались такие крупные явления, как стиль хиппи или панк, нужна группа людей, объединенных общими идеями и взглядами. Мощной группы нет. У нас есть пример возвращения в моду пост-панка, но его сегодняшняя версия кажется мне коммерческой и искусственно взращенной. Выход для молодого дизайнера - экспериментировать в сочетании гламура и бедного стиля. Мы не отказываемся от красоты, но авангардно осознаем ее.

Кр-Он: В истории "красивой" оппозицией модной толпе были денди. Есть ли они сегодня и, если есть, каковы они?

A: Честно говоря, сегодня денди найти очень трудно. Современный денди должен быть кем-то вроде Дэвида Боуи. Он постоянно придумывает себя заново. Каждый раз делает это великолепно. И все же остается собой.

Кр-Он: Где должна мода находить объект для вдохновения и иронии?

A: Мода стала великой силой в медиа. Множество людей читают о ней в прессе, смотрят показы по ТВ. Для сегодняшнего поколения мода заменила изобразительное искусство. По степени воздействия она стоит в одном ряду с поп-музыкой. Идеи создателей моды, касающиеся любого аспекта жизни, должны влиять на мировоззрение людей на улице, а не только совершать круговорот внутри модной тусовки.

Более того, мода оказывает влияние и на шоу-бизнес. Мода может существовать без музыки, но музыка теперь не сможет существовать без моды. Зато сама мода все больше превращается в шоу-бизнес. Эта машина запущена, и ее уже не остановить. Плохо в этом направлении то, что креативность будет подменяться стандартными приемами, запрограммированными на нужную реакцию, но это "дух времени".

Кр-Он: Насколько политизированы дизайнеры в Британии?

А: Совершенно не политизированы. Я был единственным, кто прямо использовал политическую тему - другим она оказалась неинтересна. Я уже говорил, что высказываться о политике само по себе провокационно, тем более, если твоя точка зрения не совпадает с позицией истеблишмента.

Кр-Он: На московском показе Вы появились в одежде с шестиконечными звездами (звездами Давида). Галльяно в Париже выходил в стилизованном костюме хасида и с пейсами. Как вы считаете, еврейский стиль входит в моду?

A: Не думаю. Моя коллекция, представленная в сентябре прошлого года на London Fashion Week называлась United States of Mind. Она была вдохновлена политической обстановкой в мире. Таким образом, в ней и появились символы США, Израиля и Арабских стран; трех культур, определяющих обстановку на Ближнем Востоке. Это были Статуя Свободы, звезда Давида и палестинский платок. Я хотел показать, что они могут очень хорошо сочетаться в одном костюме. Это - символ гармонии культур, мировой деревни.

Меня раздражает развернутая в Западной Европе кампания пропаганды против исламских стран. Я много раз бывал в ОАЭ, Египте и других странах Ближнего Востока и знаю не понаслышке, что там живут самые добрые и приятные люди, каких только можно себе вообразить. Когда я отправился в этот регион после 11 сентября, меня воспринимали как врага. И виноваты в этом не арабы, а сам Запад. Люди, которых вы изображаете варварами, не хуже, если не лучше вас.

Интервью: Арсений Загуляев

“Красота-Онлайн” о протестах против войны в Ираке: Танец в огне

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить