Куда держит путь современная мода? Попробуем ответить на этот вопрос на примерах из коллекций российских и зарубежных дизайнеров, представивших моду будущего лета на Russian Fashion Week.

Если попытаться выстроить впечатления от коллекций по некому гармоническому ряду, то на одном краю окажется группа Fresh Art. Сшитая из тканей с блестящей фактурой, коллекция «фрэшей» заражает атмосферой рискованного веселья. Утрированные прически и грим подчеркивают фривольность нарядов. Дефиле напоминает променад Венеры или жителей Содома на прогулке. В коллекции много исторических деталей: корсеты и элементы нижнего белья XIX века, банты лавальер, кюлоты, мужские подвязки.

Стильный аскетизм коллекции Лены Макашовой, с приглушенными серыми тонами и простыми линиями, заслуживает места на другом конце нашей воображаемой шкалы.

Легко заметить, что эта антитеза гламура и минимализма фактически означает противопоставление авангарда – авангарду. Ближе к середине шкалы противоположности взаимно смягчают друг друга, сливаясь в нечто более будничное, но тоже с авангардным задором (Avtandil, Max Chernitsov, Frol Romanoff). Консерватором не желает прослыть никто. В моде прежде всего молодость, а у молодости нет памяти о прошлом. (Российской моде это скорее на руку: то прошлое, которое мы можем вспомнить, нам лучше забыть.)

При этом вся интрига сезонных показов состоит в том, как дизайнеры в отсутствие каких-либо новых идей ухитряются придать соблазн новизны уже виденному. На последней Неделе можно было наблюдать почти буквальные повторы хрестоматийных образцов, таких как «большое белое платье» в коллекции Gharani Strok. Самая страшная давка на входе наблюдалась перед закрытым показом Елены Супрун, где страждущей публике было представлено, уже в который раз, «ненаглядное пособие» по истории моды ХХ века. «Что поделаешь, – говорит Елена Супрун, – если все придумали раньше нас. Создать что-то новое в принципе невозможно».

Другие модельеры увлеченно микшируют различные мотивы, создавая невообразимое месиво форм и расцветок. Годится любой необычный крой (Иван Айплатов, Две Сорванные Башни), какие угодно рисунки (у Deffinesse, Натальи Меглицкой), сочетания любых вещей, например, платье-баллон, укороченное до мини, а под ним – узкая юбка до колена (Cameleon K). Дизайнеры создают своеобразные симулякры, имитируя одежду молодежных субкультур – точнее, те настроения, которые с нею связаны.

The People of the Labyrinths увлеклись хиппистским мифом «flower power», у Джереми Скотта душа лежит к постпанку, и даже ассоциирующийся с байкерами Егор Зайцев без стеснения использует кожаные куртки-«косухи» и прочую байкерскую атрибутику как сугубо декоративные элементы в своей коллекции, наряду с тянущимися во все стороны отростками.

Мода больше не желает культивировать красоту и элегантность. Скорее, она стремится охватить все разнообразие реальной жизни, вплоть до явного уродства (Tata-Naka).

Эпатаж и всякого рода излишества воспринимаются широкой публикой как забавное, но необязательное украшение, вроде розочек на торте, привлекающих интерес к его содержимому.

Алексей Светайло

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить