Профессия каскадер


      Варвара Никитина – женщина нового времени. Она все время спешит, буквально понимая закон успеха: "Успех – это значит успеть". Поэтому интервью пришлось брать на скорую руку в движущейся машине.
      Женщина-каскадер, первым фильмом которой был "Зверобой", куда режиссер Андрей Ростоцкий взял ее в качестве ирокезки, рассказывает о себе.

- Как вы стали каскадером?
- Стать каскадером мне хотелось давно, можно сказать, что с детства это было моей мечтой. Тогда еще не было официально такой профессии. Для женщины это вообще было нереально. Женщин-каскадеров не было как класса. Надо мной смеялись в школе все мои подруги. В детстве про меня пели песню Караченцова: "Четвертым, в луже справа, я лежал...", и у меня была кличка "каскадер". Я занималась художественной гимнастикой, стала мастером спорта. И когда бросила заниматься, то, как часто бывает со многими спортсменами, которые уходят из профессионального спорта, стала толстой и страшной. Надо было что-то с этим делать.
 
- И вы сразу решили переквалифицироваться в каскадеры?
- Нет, сначала я поступила в технический вуз – Горный институт. И тут на глаза попалась маленькая заметка в "Московском комсомольце" о наборе в школу каскадеров "Аква-трюк". По этому объявлению тогда пришло еще 1200 человек. Я подумала: "Ничего себе. Куда столько каскадеров, что с ними делать будут, и зачем вообще столько?..." А оказалось, что все решал естественный отбор. Кто-то ушел после первых синяков, кто-то вообще приходил неизвестно зачем. Девушек тоже пришло много. Это был 1989 год. Многие пришли с целью познакомиться, потому что думали, где еще настоящие мужики как не в среде каскадеров. Цели своей достигли и ушли. А из всех тех ребят осталось 10 человек.

- И среди них – вы?
- Да, стала заниматься. И тут счастливый случай - приехала группа Андрея Станиславовича Ростоцкого, на съемки фильма "Зверобой", и им нужны были дублеры. И он отобрал меня дублировать всяких ирокезов, играть индианок. Я подошла ему тогда по типажу, потому что ему нужны были темные волосы, карие раскосые глаза. Так все и началось. Потом закончила институт, Школу каскадеров, работала административным директором "Аква-трюка" около 10 лет.
  
- Где вы работаете сейчас?
- Сейчас работаю директором театра музыки и поэзии Елены Камбуровой и параллельно создаю Театр-студию каскадеров "Варвара". Не сочтите за нескромность, я была против названия, но остальные коллеги "за" - говорят, что я ведь одна из первых женщин-каскадеров в нашей стране. Сейчас стараюсь объединить тех девушек, с которыми я начинала, потому что я таких удивительных девушек в других профессиях не встречала. С ними весело, они отважные, они великолепные матери – у нас, кстати, уже и дети трюковые. И вообще у нас почти все пары трюковые. Кстати, я противница курения. Есть у нас и вообще те, кто ведет совсем правильный образ жизни – вегетарианки.

- Что сейчас для вас главное?

- Сейчас идея такова - начать с создания женской Школы каскадеров. И результатом является создание Театра трюка. Где будут иметь место, кстати, и детские спектакли, потому что дети очень любят, когда кто-то летает, взрывается. И много других идей, связанных с постановкой трюков. Например, на темы песен Высоцкого сделать трюковую постановку.
  
- Расскажите о наиболее запомнившихся вам случаях, смешных, курьезных или трагических?
- Конечно, запоминаются больше трагические моменты. Считаю, что если трюк сложный, лучше сделать его самой. Но смертельных случаев у нас не было. Травмы были серьезные, ожоги серьезные. Я лично везучая. Каскадеры вообще есть или везучие, или невезучие. Есть такие, которые наступают все время на одни и те же грабли, калечатся на одном и том же трюке, чаще всего на простом.

- В вашей школе можно обучиться каскадерскому мастерству?
- К сентябрю у нас будет набор в Школу, я бы пригласила отважных девушек. Это замечательно, что есть такие девушки, которые хотят пройти по программе обучения каскадеров. Она состоит из различных направлений – это акробатика, и акробатика с падением на воду, конная, парашютная, рукопашная подготовки, фехтование. Кроме того, сейчас у нас делаются специальные трюковые постановки для клубов, для шоу-программ и готовим к работе дублерами в кино. Наши девушки даже участвовали в конкурсе красоты "Мисс МК". Они были подставными – то их похищали, то они падали со сцены, одним словом, разнообразили этот конкурс. И одна стала даже призером, заняла второе место.
  
- А кто может к вам прийти учиться?

- Конечно, предпочтение отдается девушкам со спортивной подготовкой. Но, как показывает многолетний опыт, научить человека без подготовки бывает проще, чем переучить. Человек, который научился делать правильно, не может часто перед камерой делать неправильно. И это видно в кадре. Поэтому в каких-то видах лучше даже не иметь подготовки. Высотная акробатика с падением на воду у нас начинается с одного метра и заканчивается зачетом с десятиметровой вышки. И 90% у нас до десятки доходят, сдают этот зачет. Причем, это не прыжки, а именно падения, что сложнее, потому что удар о воду увеличивается, когда падаешь просто плашмя.

- А есть ли сегодня у российских каскадеров перспективы? В чем вы их видите - в кино, на телевидении, в шоу?
- Я считаю, что как раз у российских и есть. Нет перспектив у голливудских, потому что там сейчас компьютером делаются сумасшедшие вещи. Каскадеры скоро станут там не нужны с такими техническими возможностями. Сейчас во многих фильмах видно, что трюк сделан с помощью компьютера. Нам приходилось общаться с голливудскими каскадерами, из Франции, ЮАР… Они задают один вопрос: "Сколько денег вы получаете?" Когда они слышат те суммы, которые получают русские каскадеры, они говорят: "Почему вы это делаете?" Им это не понятно. Они работают не за идею, как наши. У них это бизнес.
  
- Наши - это последние романтики?
- Конечно. Они совершенно другой психологической направленности. Это как раньше было на Олимпиадах. Выходит наш велосипедист в трусах семейных, американец – в велосипедках "Адидас". А наш оказывается не хуже по мастерству, а даже лучше. Так и с каскадерами. У них целые НИИ работают, делают трюковое снаряжение, оборудование. А мы делаем все сами, в своих мастерских, своими руками. Но вот азарта у наших каскадеров несомненно больше. Какой русский не любит быстрой езды! Я уже не говорю о девушках! Нам приходится сталкиваться с такими девушками, которые фору мужикам дают. Раньше у нас зачет для девушек был проще, чем для мужчин. Но сами девушки заявили, что они готовы наравне работать. Мы рады видеть у нас девушек от 18 лет. Верхней планки у нас нет.


Беседовал Михаил Скрыльников


Телефоны театра-студии каскадеров "Варвара": 151-89-83, 161-81-68 (На учебу могут прийти не только девушки.)