Потомка русских эмигрантов фешн-дизайнера Томмазо Тучкова феминистки называют "мужским шовинистом", а итальянские правые радикалы - "арабским лизоблюдом". Неудивительно, ведь он делает… эксклюзивные чадры и паранджи.

Но Томмазо не обращает внимание на злопыхателей. От их нападок его защищают неприступные стены замка в окрестностях Рима, миллионы на счетах и нажитое за время бурной жизни хладнокровие.

В середине 50-х его отец Эудженио (Евгений Николаевич) Тучков - прямой потомок героя Бородинской битвы - возглавлял отделение итальянской судоходной компании в алжирском порту Отран. Там и родился Томмазо 1 августа 1956 года. Благополучное детство прервала внезапная кончина отца из-за неудачного падения во время матча по поло (1963). Вдове с двумя детьми - у Томмазо есть сестра Таня (Tanja) - пришлось возвращаться на континент, в Неаполь. Небольшой пенсии не хватало, и его матери приходилось заниматься батиком. Сын помогал ей. Тогда-то и начали проявляться будущие таланты мастера.

Уже в юности Томмазо твердо решил, что будет модельером и ни кем иным. "Отслужив как надо" в армии, он не вернулся в Неаполь. Уверенного в своей счастливой звезде юношу влекла Мекка итальянской моды Милан. Город встретил чужака неприветливо. Сменив множество профессий, в том числе крупье и униформиста частного цирка, ему удалось устроиться оформителем витрин в крупный универмаг "La Rinascente" (1976). По ночам он расписывает платки в модном стиле "поп-арт" и продает их на площади у театра Ла-Скалла. Смеясь, он вспоминает, что свой первый платок он расписал на столе от пинг-понга. Торговля шла плохо, но все компенсировал счастливый случай.

Однажды шедший из "Скаллы" Мстислав Ростропович заинтересовался необычной росписью платка и заговорил с молодым торговцем. Собеседники быстро перешли на русский, и расстались друзьями. В 1978, благодаря связям маэстро, Томмазо удалось устроиться на работу в дом Hermes. Его карьера движется стремительно. К 1980 он автор эскизов множества знаменитых на весь мир платков и популярный герой светской хроники.

И тут в Иране прогремела исламская революция. Фэшн-шишки, в 70-х учившие фарси ради богатых персидских клиентов, были в отчаянии. А вот Томмазо, увидев по ТВ кадры из Тегерана, повторял как заведенный: "Я сделаю себе громадное состояние! Громадное состояние!"

Его идея: почему бы не сочетать всплеск фундаментализма и восточную роскошь, и не выпустить расписные чадры, инкрустированные драгоценными камнями, золотом и эмалью. На свой страх и риск он покидает Hermes. Берет в долг у богатых знакомых и открывает свое дело. Первая коллекция называлась просто и ясно: Harem. Она состояла из 15 паранджей, украшенных сапфирами и золотыми подвесками с цитатами из персидских поэтов. На подиуме каждую модель сопровождал полуголый карлик в феске и шароварах. Шествие открывали два настоящих евнуха из Индии. На party избранных гостей угощали первоклассным гашишем и услаждали танцем живота.

Через два дня Томмазо очнулся знаменитым. Ему наперебой предлагали заказы представители монархий Персидского залива, Малайзии и Брунея, высокие чиновники стран Магриба и Ирана. За пять лет он стал мультимиллионером и практически монополистом на рынке эксклюзивных исламских аксессуаров. Его самый любимый заказ 80-х - чадра для Иман, топ-модели и жены Девида Боуи. С тех пор они с Девидом большие друзья. Параллельно он заочно прошел университетский курс по политологии со специализацией на арабских странах.

В 1989 дизайнер открывает филиал дома "TT" в Каире, а в 1991 покупает замок XI века "Марко Симоне", где с тех пор и принимает клиентов.

В том же году он был похищен влиятельной в Италии албанской мафией. От Тучкова требовали 15 миллиардов лир выкупа. Спас его Мауриццио Гуччи, чьи авторитетные друзья с боем вырвали Томмазо из лап преступников.

В середине 90-х Тучков обвинялся во взятках и контрабанде драгоценных камней, но выиграл дело за недостаточностью улик.

В 2001 он прославился тем, что отказался сделать чадру для клипа Кайли Миноуг "It's in your eyes". Лицо Кайли по сценарию должно быть закрыто по глаза - в финале певица срывает чадру. Тучков вначале загорелся идеей, но затем побоялся возмущения своих клиентов-мусульман. Клип пришлось срочно переделывать. Между Томмазо (рост - 190 см) и Кайли (чуть больше 150 см) произошла безобразная сцена.

С 1991 года Томмазо Тучков не оставлял желания вернуться в Россию. Он регулярно участвует в Конгрессах соотечественников. В 1999 году дизайнер приватизировал фамильный особняк в московском Тучковом переулке, где летом 2002 года планирует торжественно открыть свое представительство в странах СНГ. Его новым VIP-клиентам, видным госчиновникам из стран Средней Азии, не придется теперь летать в Рим.

О личной жизни, творческих и коммерческих планах сеньора Тучкова спрашивает специальный корреспондент "Красоты.ру" Мария Ульянова:

- Ваши поклонники в России и за рубежом с нетерпением ожидают долгожданной коллекции осень-зима 2002. Где и когда вы планируете ее продемонстрировать?

- Скорей всего, наш первый в России показ произойдет в нашем Доме, в Тучковом переулке. На этот раз мы собираемся предложить публике более скромные сюрпрайз, так как наши российские поклонники более консервативны, их надо постепенно вводить в атмосферу показов Тучкова. Скорей всего мы предложим кальян, а вдоль подиума выложим арабский узор из легких трубок, набитых для желающих табаком и украшенных маком. Так же будет показана небольшая коллекция головных уборов с использованием перьев певчих птиц.

- Каждая ваша коллекция - маленькая пьеса, разыгранная на подиуме. Какой акцент следует ожидать в этом сезоне?

- Наша новая идея - создание игры ароматов. Мы предлагаем ароматическую коллекцию паранджей с веселыми армянскими переливами цветов. Мы используем технологию вплетения в ткань иголок молодой корсиканской сосны. Надеемся, наряды этой новой линии сделают наших дам не только еще более загадочными и очаровательными, но и окутают смолистым сосновым ароматом. Ожидается внедрение новой линии Тучкоff-бхагавата, тонкие льняные сари персиковых и брусничных цветов сделают женщин особенно экзотичными.

- Вы известны как дизайнер, который в своих коллекциях удачно сочетает традиции высокой моды и идеологию pret-a-porter. Эта тактика будет выдержана и в дальнейшем?

- Конечно, мы будем продолжать традиции Тучкоff и в России. Используя технологию хэндмейд для создания коллекций, я никогда не забываю о многофункциональности нарядов, и каждая тема представлена для повседневного, будничного образа, для клубной, молодежной тренд, и более дорогой, штучный вариант для светского раута и коктейль-пати. Есть также линия чадр, которые при желании трансформируются в навесы от насекомых и гамаки, так необходимые во время сиесты. Однако будет выдержана традиция отделки наших изделий как роскошными ювелирными украшениями, так и этническими мотивами - плетением из волокна молодого репья, присутствие в льнямом волокне 3% нити на основе волокна кофейного дерева и украшение стразами из рыбьих глаз.

- Как вы полагаете, какие коррективы в ваши творческие планы внесет русская традиция и особенности климата и привычки москивичей?

- Нам еще предстоит узнать спектр пристрастий российской публики, возможно, мы предложим на выбор несколько вариантов летней обуви. Нам также предстоит вникнуть в характер и капризы русской зимы. Нам уже знакомо увлечение москвичей унисекс-култур, что диктует создание мужских паранджей, чадр и просторных платьев - накидок.

Текст: Арсений Загуляев

Интервью: Маша Ульянова.

Комментарии : 0

    Оставить комментарий

    Отменить